Золотая лихорадка в США

0
540
История золотой лихорадки в США

США не только одна из главных золотодобывающих стран мира, но и самая скупающая золото страна, обладающая наибольшим его запасом. По ее собственной территории проходили волны золотых лихорадок, оставляя за собой желтый металл и дух погони за обогащением. В подвалы американских банков стягивались главные запасы добытого золота Земли, придавая вес ее доллару и влияя на повороты в валютно-финансовой системе капиталистического мира.

В этой стране в крайней степени проявились свойства золота, связанные с азартом поисков, лихорадочностью, риском, ставкой на удачу, с видимым всем внезапным обогащением. В них — символ и концентрация богатства этой страны, представление о мощи, которую дает богатство. В течение примерно 130 лет не прекращался ажиотаж, вызываемый золотом и нефтью. Позднее он принимал другие формы, приводя к «империи доллара», «империи нефти». Затем к ним присоединилась урановая лихорадка, также переродившаяся и перешедшая в ядерную угрозу человечеству. Золото, нефть, уран — троянские дары Земли, потрясавшие лихорадками и бумами, использовались здесь для долларовой, экономической и военной экспансии.

Резко различаются две половины истории золота в США. Первая половина, с находки в 1848 г золота в Калифорнии до начала первой мировой войны, — время главных открытий россыпей и рудных провинций в стране, совпавшее с освоением континента и становлением капитализма. Главные события происходили тогда непосредственно на приисках и рудниках.

Во второй половине выделяются две стороны истории золота:

  1. разведка и промышленная отработка месторождений;
  2. перемещение центра тяжести событий на банковскую и биржевую мировую арену, перемены в валютно-финансовой сфере, скупка и продажа огромных количеств «чужого» золота.

Время фронтира и золотых лихорадок

Более 350 лет — от Колумба до Калифорнийской золотой лихорадки (1492—1848 гг.) — оставалась неоткрытой рудная Северная Америка. Когда Южная Америка переживала века основных рудных открытий, когда находились и отрабатывались золотые россыпи Колумбии и Бразилии, давшие крупнейшую Добычу, когда там были найдены главнейшие свинцово-цинковые, серебряные, оловянные, медные, ртутные месторождения, алмазы и изумруды, Северо-Американский континент, за исключением полосы Аппалачей с весьма скромными успехами рудного дела, еще дремал в диком или пасторальном неведении своих богатств.

Старая карта Северной Америки
Карта Северо-Американского континента 1747 год

Поэтому к тому времени, когда Соединенные Штаты вступили в эпоху промышленного развития и освоения континента, им досталась рудная целина. Богатейшие россыпи и выходящие на поверхность крупнейшие рудные поля оставались нетронутыми, в их изначальном, первозданном состоянии.

Все золото США — в их западной половине. Точнее, за исключением Хомстейка, одного, но крупнейшего месторождения в Южной Дакоте, все золоторудные поля и россыпи — на Дальнем Западе. Это во многом определило особенности золотой эпопеи в этой стране.

Прежде всего, к 1848 г, когда началась золотая лихорадка в Калифорнии, все золотоносные земли находились еще за пределами США, за пределами первоначальных штатов, не продолжавшихся за Миссисипи. Золотоносными оказались территории, купленные, а по существу захваченные в 1848 г у Мексики, земли Аляски, приобретенной у России, земли индейцев Сиу, отобранные у них после находки там Хомстейка.

Все эти районы оставались к середине XIX века еще в первобытном состоянии. Поэтому вся история открытия главных золотоносных районов США совпадает со временем освоения этой западной половины континента. Золото было одной из сил, направляющих продвижение на Запад.

Три самых ярких особенности характеризовали это освоение и своеобразие всей истории Соединенных Штатов во второй половине XIX века. Дух «фронтира». Состояние непрерывной более чем полувековой золотой и нефтяной лихорадки. Стремительный рост трестов и монополий, оставшихся с того времени на всю последующую историю страны.

Французско-американское слово «фронтир», означавшее сначала границы поселений колонистов-пионеров, бывшие одновременно фронтом постоянных столкновений с соседями, стало затем заключать противоречивые определения готовности к исканиям и к завоеванию новых земель, а в последующие времена переноситься на геополитические устремления и расширение рубежей в исследованиях и помыслах.

Теодор Драйзер назвал первым реалистическим и даже натуралистическим изображением американской действительности «Дневник пятидесятника», найденный в заброшенной хижине рудокопа — искателя золота в Калифорнии 1850 г.

Но пробуждение исторического самосознания американской нации ознаменовала небольшая лекция Ф. Дж. Тернера «Значение фронтира в американской истории», опубликованная в 1893 г и ставившаяся в один ряд с Библией, Конституцией и Декларацией независимости. Она открыла стране, что у нее есть своя героическая и романтическая одиссея, сделала легендой освоение Дальнего Запада, называвшегося также Диким и Великим Западом.

В ней провозглашалось, что покорение и открытие западной половины континента, совершавшееся по закону вторжения, чуть ли не предопределило «основные убеждения» и «самый характер мышления» американской нации. Заметим, что в эти же годы (в конце 1890-х) складывалось представление о мессианском предназначении Соединенных Штатов, о «божественной миссии» этого государства править миром.

Ди Браун, американский индеец, в своей «Индейской истории американского Запада» («Схорони мое сердце у Ваундед Ни») писал: «Это была поразительная эпоха, полная насилия, стяжательства, отваги, сентиментальности, бессмысленного расточительства и чуть ли не благоговейного преклонения перед идеалом личной свободы тех, кто ею обладал. В течение этого времени была погублена культура и цивилизация американских индейцев и зародились величественные мифы об американском Западе — легенды о зверобоях, жителях гор, водителях паровых судов, золотоискателях, бандитах, наездниках, ковбоях, доступных женщин, миссионерах, скромных школьных учительницах и переселенцах».

Калифорнийские старатели 19 век
Старатели Калифорнии 1850 год

Не менее характерным для того времени было и особое состояние золотой лихорадки, «калифорнийской болезни обогащения» (по Марку Твену), как бы воплотившее в поисках золота погоню за богатством. Золотые (серебряные, алмазные) лихорадки бывали и раньше. Но только в этот полувековой отрезок истории единственный и последний раз они достигли такого размаха и силы. Золотая лихорадка второй половины XIX века прошла бурной волной по рудной и россыпной целине Соединенных Штатов, Австралии, Запада Канады, Южной Африки. Нетронутые богатейшие россыпи и руды главных золотоносных провинций Земли, сохранившиеся к самому началу интенсивнейшего капиталистического развития и колонизации новых территорий. Азарт открытий. Азарт обогащения. Свободные незаселенные земли. Характерное для золотых лихорадок участие одиночек (тогда еще только начинали складываться крупные корпорации и компании), перемещение через континенты и океаны масс переселенцев, сочетавших в себе качества первопроходцев и золотоискателей.

Открытие нефти в Пенсильвании в 1859 г развязало другую лихорадку — нефтяную, положило начало особому «движению» искателей нефти, прошедших всю страну с бурением по методу «дикой кошки», как называли тогда скважины, задававшиеся наудачу, как в карточной игре, как чет или нечет, попал или промахнулся. Погоня за нефтяным фонтаном стала, как и погоня за золотом, одной из крупнейших азартных игр в мире. Пионеры «дикой кошки» двигались с востока на запад и юг, разбуривая все территории распространения осадочных толщ. С запада на восток перемещалась волна открытий золота, захватывающая области развития гранитов, вулканических пород, складчатых поясов.

Главным экономическим следствием открытия золота в Соединенных Штатах было возникновение новой ситуации в области валютно-финансовой системы, жизненно важной для страны, вступившей на путь стремительного промышленного развития. Начало новейшей истории золота явилось началом новой эры в денежном обращении прежде всего в США.

Деньги всегда были выдающимся фактором в истории Соединенных Штатов, но до середины XIX века в стране постоянно ощущался острый Денежный дефицит. Доллар, установленный в 1786 г (через несколько лет после войны за независимость 1775—1778 гг.) в качестве денежной единицы страны, имел испанского предшественника и чешского крестного. В колониальный период, когда Англия запретила своей американской колонии чеканку собственной монеты и перекрыла вывоз в нее английских денег, хождение в стране имели главным образом испанские пиастры, чеканившиеся из серебра рудников Мексики, Перу, Боливии. По их образцу были выпущены первые американские серебряные доллары. Название же их пошло от чешских серебряных иоахимсталеров, выпускавшихся с 1517 г, ставших затем в Римской империи рейхсталерами, или в английском варианте риксдолларами. Лондонские торговцы и менялы называли пиастры испанскими долларами.

Хотя по закону 1792 г было определено как серебряное содержание доллара (24,057 г чистого серебра), так и золотое (1,60377 г чистого золота), и введен таким образом «биметаллизм», просуществовавший до конца XIX века, но практически в обращении были лишь серебряные монеты и большое количество бумажных денег.

Приток золотых долларов (по 1,504 г чистого золота) начался с 1834 г после того, как стали разрабатываться небольшие золоторудные месторождения в Аппалачах — в Джорджии (1830 г ) и Северной Каролине (1831 г ).

Из первых же килограммов калифорнийского золота, доставленного в 1848 г в Вашингтон, Монетный двор отчеканил золотые 2,5-долларовые монеты. Затем в марте 1849 г были введены 20-долларовые золотые монеты, на реверсе которых был изображен орел с распростертыми крыльями («двойной орел»), явившийся символом растущего американского богатства. Наступило изобилие золотых монет различного достоинства. Помимо государственного банка, золотые монеты различного вида и веса чеканились частными банками, особенно в Калифорнии, выпускавшей «территориальные» золотые монеты от четверти доллара до 50 и 90 долларов, среди них — восьмиугольной и овальной формы. Чеканка производилась свободно для каждого, кто доставлял золото в любой из монетных дворов.

Растущий поток золота, извлекаемого из недр страны, сделал возможным переход от биметаллизма к монометаллизму, основанному на золоте. В 1896 г этот вопрос стал предметом острой предвыборной борьбы. От демократической партии на пост президента был выдвинут У. Брайан, который произвел впечатление на всю страну своей речью, известной под названием «Речи о золотом кресте». Знаменитая фраза из нее имела наибольший успех: «Не венчайте этим терновым венцом чело трудового человека. Не распинайте его на кресте из золота».

Актом конгресса от 14 марта 1900 г был установлен золотой стандарт, согласно которому содержание денежной единицы — доллара определялось только по отношению к золоту и составляло 1,50463 г (или 20,67 доллара за унцию чистого золота).

За вторую половину XIX века в США было получено 3550 т золота, на целую тысячу тонн больше, чем во всей послеколумбовой Америке за три столетия — XVI, XVII, XVIII. В это время США занимали первое место в мире по добыче золота. К началу первой мировой войны из недр страны была извлечена примерно половина всей добычи в стране, достигшей к 1980 г 10 000 т.

В романе-эссе Ирвинга Стоуна «Достойные моих гор: открытие Дальнего Запада, 1840—1900», как и во множестве других очерков и историй, представлена широкая картина освоения континента. В них основное внимание уделено судьбам людей, пестрым и сильным характерам переселенцев, двигавшихся через бескрайние равнины и пустыни, девственные леса, глубокие каньоны и горы, которые казались лишь «грудами злорадно набросанных богами камней с единственной целью скрыть от людей золото и серебро».

Попытаемся дополнить эту литературу о Дальнем Западе драматическими историями о судьбах главнейших месторождений золота, служившего той звездой, под знаком которой проходило освоение этих территорий. Во времена фронтира были открыты все главные золоторудные районы Соединенных Штатов.

Эльдорадо: золотые россыпи Калифорнии

Знаменитая калифорнийская золотая лихорадка оставила самый сильный след в истории золота, в истории Америки и в воображении людей. Но описание связанных с ней событий в многочисленных повествованиях очевидцев, исторических работах, романе Блэза Сандрара «Золото», калифорнийских рассказах Брет Гарта, новелле Стефана Цвейга «Открытие Эльдорадо» ограничено, во-первых, только самой лихорадкой и не касается стодвадцатилетней истории калифорнийского золота, а во-вторых, только внешними и сугубо частными ее аспектами. Поэтому попытаемся выделить этапы в хронике этих стремительно развивавшихся событий и систематизировать сопровождавшие их труды и страсти, рассмотрим историческую обстановку и далеко ведущие и разветвленные экономические следствия, случай и логику поисков, проводившихся проспекторами, остроумнейшие и запутанные загадки, которые природа создала здесь из россыпных и жильных месторождений.

Эльдорадо добыча золота
Технология добычи золота на Эльдорадо 1848-1860 года

Богатые россыпи, залегающие на всех реках, стекающих со Сьерра-Невады в Калифорнийскую долину, могли бы быть найдены при первых же поисковых работах, но никому не приходила сама мысль о возможности существования здесь крупных месторождений золота. Даже ранние находки мексиканцев в округе Лос-Анджелес, на реке Колорадо, не привлекли внимания и не получили развития. Совершенно незначительная (по нескольку килограммов в год) добыча золота в Сев. Каролине (с 1799 г ), находки его в других восточных штатах, оказавшиеся бесперспективными, лишь поддерживали молчаливое признание бесперспективности всего Северо-Американского континента.

Здесь не было и древних цивилизаций, как в Мексике, Перу и Колумбии, которые могли бы найти калифорнийское золото, а испанские завоеватели, достигшие этих мест в момент своего кульминационного продвижения в XVIII веке, дойдя до «Эльдорадо», не смогли узнать его, не смогли открыть его, потому что искали «с мечом и шпагой», а не «с киркой и лопатой».

Случай, долго на выпадавший в этой игре судьбы, слепо вмешивающейся в закономерный ход истории, представился довольно поздно и в Момент, необыкновенно удачный для молодых Соединенных Штатов.

Золото было найдено 24 января 1848 г недалеко от нынешней столицы Калифорнии Сакраменто, в 45 милях от Форт-Росса, купленного за 6 лет до этого у Российско-американской кампании, на территории, бывшей тогда Новой Мексикой, купленной (аннексированной) Соединенными Штатами 2 февраля 1848 г, т. е. всего неделю спустя после открытия. Ни правительство США, ни правительство Мексики не подозревали еще в тот момент о значении оспариваемой ими ставки, но уже через несколько месяцев открылись размеры выигрыша одной и проигрыша другой стороны.

В тот дождливый январский день Джон Маршал, углублявший водоотлив лесопилки, стоявшей около Коломы на южном притоке реки Америкен, впадающей в реку Сакраменто, нашел несколько зерен золота (занимающих теперь почетное место в Смитсонианском музее). Ни он, ни владелец этих земель швейцарский переселенец Иоган Суттер, или на американский манер Джон Саттер, преследовавшийся в Швейцарии за долги, бежавший в Америку и основавший в Калифорнийской долине «Новую Гельвецию», не могли даже заподозрить масштабов не только калифорнийского золота, но даже этой одной россыпи и не попытались ее разрабатывать. В тягостном предчувствии разорения и бед, которые принесет ему золото, Саттер пытался убедить своих работников скрыть эту находку (как это позже сделают в Австралии и Южной Африке, отдалив на несколько лет открытие золота в этих странах), чтобы предотвратить приход тех, кто, как писал еще Овидий, «землю не пашут, лишь золото ищут».

Но на этот раз возглас «Золото» возвещал открытие богатейших в истории россыпей, невиданных со времен фараонов, венец трехсотлетних поисков Эльдорадо. Стефан Цвейг отнес этот день к звездным часам человечества наряду с мигом Ватерлоо и созданием Марсельезы. Еще неделю оставалось сокрытым это событие, которое вскоре поразит всю страну, обойдет весь мир, на сто лет снабдит золотом это государство, перевернет судьбы сотен тысяч людей.

Когда известие не удалось утаить и оно достигло Сан-Франциско, один из проспекторов, Айзек Хемфри, занимавшийся ранее горным делом в Джорджии, поспешил к месту открытия, где еще и не начиналась разработка россыпи, и уже в начале марта стал намывать до двух-трех унций (60—90 г) золота в день.

В мае на протяжении около 30 миль вдоль реки велись работы на россыпях. Затем богатые россыпи были найдены на других реках, стекающих с хребта Сьерра-Невада, в тех местах, где скалистые гребни переходят в волнистые предгорья.

Из всей территории Калифорнии — от черных лабиринтов между вулканическими лавовыми конусами на севере до дантовских пейзажей Долины смерти, определенной впоследствии как месторождение бора, — наиболее продуктивной золотоносной областью оказалась обширнейшая полоса, протянувшаяся на 320 км вдоль западных склонов Сьерра-Невады при ширине до 130 км. В пределах Берегового хребта, отделяющего Калифорнийскую долину от океана, золото не было найдено, но уже в 1850 и 1851 гг. были открыты крупнейшие ртутные месторождения Нью-Альмаден и Нью-Идрия (аналоги испанского и югославского месторождений).

Затем в этой же области последовало новое, еще более крупное открытие: в начале 1850-х годов высоко на склонах современных долин, где разрабатывались русловые четвертичные россыпи, были найдены богатейшие погребенные третичные россыпи. В давнее третичное время существовала другая речная система, состоявшая из шести основных потоков. В течение длительного периода накапливались золотоносные россыпи в руслах протекавших тогда рек. В конце третичного периода мощные вулканические отложения перекрыли долины этих рек, уничтожив прежнюю картину существовавшей тогда речной сети. Россыпи стали погребенными. Но затем блок земной коры, составляющий нынешний хребет Сьерра-Невада, был поднят до нынешнего положения, и в четвертичное время образовались новые потоки, которые прорезали поперечные узкие долины и глубокие каньоны через вулканические толщи и через залегающие под ними древние третичные русла. При этом часть золота была переотложена в россыпи новых потоков, но большая часть его сохранилась в останцах древних долин (под гребнями прочных вулканических пород), находящихся теперь примерно на 700 м выше русла современных потоков.

Наконец, золото, правда с низким содержанием, было найдено в россыпях и в самой Калифорнийской долине, где его трудно было обнаружить, так как уклон рек, текущих по центральной долине, почти выровнен и концентрируется только чрезвычайно тонкозернистое золото.

Конечно, случай вдруг вырвал из вековой неизвестности наличие золота в Калифорнии, но поиски и разгадка россыпей и позднее рудного золота потребовали изобретательности, глубокого понимания и опыта проспекторов, пришедших из восточных штатов, из мексиканских золото-серебряных рудников, а также специалистов выпуска Фрейбергской школы в Германии и геологов возникшей вскоре Геологической службы США.

Между тем уже после первых оценок золотоносности россыпей всеобщее возбуждение стало распространяться со скоростью распространения известия об открытии «нового Эльдорадо в Калифорнии» (как описывали это событие в 1849 г «Отечественные записки» в Санкт-Петербурге). Уже 29 марта 1848 г в сан-францисской газете «Калифорниан» (которая вскоре стала называться «Золотой век») появилось классическое описание золотой лихорадки.

Но чтобы лучше представить, что последовало далее, почему калифорнийская лихорадка превосходит все события подобного рода до и после нее, рассмотрим расстановку сил, которые столкнула история с таким драматизмом и напряженностью. На крайнем западе Северо-Американского континента, на Тихоокеанском побережье его, в почти незаселенной райской Калифорнийской долине с синевой бухты Сан-Франциско, зеленью субтропической растительности и снежными вершинами Сьерра-Невады были найдены баснословно богатые золотые россыпи. В это же время на востоке, в штатах Атлантического побережья, уже дымились трубы заводов, росли густо заселенные города, прокладывались железные дороги, добывались уголь и железо, тяжелый кризис конца 1830-х годов сменялся подъемом, приведшим к промышленному перевороту, стремительно рос приток иммигрантов из Европы, оседавший в восточных городах.

Если первая волна калифорнийской лихорадки охватила западные территории, включая соседние Орегон и Мексику, то известие о ней, достигнув Атлантического побережья, пало на совершенно иную почву, захватило иной тип людей. Когда оно стало известно всей стране и всему миру из послания президента конгрессу, опубликованного 5 декабря 1848 г, реакция была поразительно быстрой. К середине января 1849 г 61 корабль отбыл из портов Атлантического побережья в страну золота; одни выбрали шестимесячный маршрут вокруг мыса Горн; другие плыли до мексиканских портов, затем через Мексику добирались до Тихоокеанского побережья; третьи избрали путь до Панамы, пересекали этот болотистый, зараженный лихорадкой перешеек и на пароходах и парусниках добирались до Калифорнии. Но большинство выбирало длительный и тяжелый путь через весь континент, пересекая его в фургонах и верхом. Это был знаменитый поход «людей сорок девятого» («Forty-Niners»).

Горячка азарта охватила не только всю страну, это открытие поразило воображение всего мира. В Калифорнию устремились золотоискатели из европейских стран, Китая, Австралии и Новой Зеландии. Через 10 лет население Калифорнии достигло уже 400 000, золото создало Калифорнию.

Все это протекало в особой духовной атмосфере того времени, создаваемой тремя главными веяниями. Происходило становление американской нации, завершалось образование ее территориальных границ (путем покупок Луизианы у Франции в 1603 г, Орегона у Англии в 1846 г, покупки, а по существу аннексии огромной территории Новой Мексики в 1848 г ), наступал расцвет в ее культуре, выразившийся в творчестве Уолта Уитмена и Марка Твена, в развитии техники, изобретениях и росте промышленности. Особое своеобразие всему этому периоду истории страны придавало продвижение на Дальний Запад (Дикий Запад).

Калифорнийская лихорадка продолжалась всего несколько лет. Уже к концу 50-х годов, исчерпав самые богатые и легкодоступные россыпи, золотоискатели стали перемещаться в другие районы. Но добыча золота, большей части его запасов в Калифорнии, продолжалась еще многие десятки лет. И все же именно этот период золотой лихорадки имел историческое значение. Именно в эти годы был достигнут пик добычи золота в Калифорнии — 94 т в 1853 г, по 80 т в год с 1851 по 1855 г, быстро спавший к середине 1860-х годов до величины менее 30 т в год. Вспомним, что Колумбия и Бразилия в те годы давали всего около 3 т в год каждая, а Россия, занимавшая до этого первое место в мире, — по 22—25 т в год.

Калифорния дала крупнейшую в истории золота добычу со времен фараонов, и открытые в ней россыпи были богатейшими. Заметим, что относительная стоимость добытого золота — 50—60 млн долларов (при цене 20,67 доллара за унцию, т. е. за 31,1 г) — была еще более огромной в те годы, когда общая сумма капиталовложений во всю промышленность США в 1850 г составляла всего 500 млн долларов.

Но Калифорнию ждали еще открытия не менее крупные — открытия рудного золота. Уже при разработке россыпей не одного проспектора захватывала жгучая мысль — найти корень всего этого россыпного богатства, найти главную «материнскую» залежь, лишь частицы которой разносятся реками в россыпи. В дерзновенном расчете на эту самую крупную ставку были исхожены склоны Сьерра-Невады до самых ее заснеженных вершин. Но надо сказать, что далеко не всегда, скорее, даже редко крупные россыпи сопровождаются крупными коренными месторождениями. Богатые россыпи могут образоваться при разрушении мелких месторождений в результате их естественного обогащения при переносе водными потоками, или рудные жилы, давшие золотые россыпи, могут быть полностью разрушены.

В октябре 1850 г была найдена первая золото-кварцевая жила около Голд Хилл, где быстро возникли города Грасс-Вэлли и Невада-Сити, отстоящие всего на 8 км друг от друга. Затем последовали Офир, Эльдорадо, Аргонавт, Эврика и многие другие, и к 1867 г было установлено большинство главных рудников. Разведка и отработка этих жил вдруг раскрыла грандиозные масштабы первых двух золоторудных зон Северной Америки: Материнской жилы (Мазер Лод или Veta Madre) и рудной зоны Грасс-Вэлли — Невада-Сити.

Материнская жила — это рудная зона, протягивающаяся на огромное Расстояние вдоль хребта Сьерра-Невада на его пологих склонах от района чуть севернее Коломы, где впервые было найдено россыпное золото, на 190 км. к юго-востоку при ширине около 1,5 км. Эта зона — серии жил длиной до 1 км. молочно-белого кварца в зеленых и черных сланцах и серпентинитах. Жилы, часто разветвленные или залегающие кулисообразно, выполняют крупные разрывы, по которым происходили взбросы со смещением одного блока относительно другого более чем на 100 м. В мезозойское время, в конце периода активной магматической деятельности, приведшей к образованию гранитного батолита Сьерра-Невады (одного из крупнейших в Северной Америке), из горячих гидротермальных глубинных растворов образовались эти кварцевые жилы с редкой вкрапленностью пирита и других сульфидных минералов, а также с рассеянным золотом, среднее содержание которого составляет 10,5 г на тонну кварца. Богатые руды встречаются участками, уходящими глубоко вниз по падению жилы, которые называются рудными столбами. К кварцевым жилам примыкают минерализованные зоны «серых руд» — зеленокаменных пород, измененных рудными растворами. Из 40 рудников, расположенных вдоль Материнской жилы, с 1851 г около ста лет добывалось золото. Многие жилы разрабатывались до глубины 1350 м. Добыча золота из Материнской жилы оценивается в огромную цифру — 400 т.

Рудное поле Грасс-Вэлли—Невада-Сити, всего в 20 км к северо-западу от окончания Материнской жилы, образовано такими же мезозойскими кварцевыми жилами, но залегающими в основном в гранодиоритах. При длине некоторых жил до 2 км они протягивались на глубину до 2700 м, или (при угле падения в 35°) на 1100 м по вертикали. Это месторождение с 1851 г и в течение примерно ста лет дало 324 т золота.

Грасс-Вэлли—Невада-Сити — первое из найденных в США коренных месторождений золота, детально изучалось американскими геологами и было своего рода эталоном кварцево-жильных месторождений.

В Калифорнии установлено 97 золоторудных районов. Кроме двух главнейших: Грасс-Вэлли—Невада-Сити и Мазер-Лод, значительные запасы были разведаны и добыты в Аллегени с эффектным видимым золотом, Боди, Рандсбурге, Сьерра-Бьютс и Уэст-Шаста на севере Калифорнии и во Многих десятках более мелких месторождений. В горах Кламас и до залива Кус в Орегоне на 320 км протянулся пояс россыпей, давший более 50 т золота. Все эти месторождения входят в провинцию мезозойского складчатого пояса Кордильер, протянувшуюся по западному побережью Северной Америки через Канаду в Аляску.

Более трети всего золота, добытого в США, дала Калифорния. Калифорнийская золотая лихорадка была лишь бурным началом длинной истории, окончившейся всего несколько лет назад. На протяжении почти ста лет она была национальным лидером в добыче золота (уступив только в 1895— 1915 гг. первенство Колорадо и в 1905—1910 гг. — Аляске). Теперь можно подвести итог: 3300 т золота добыто в Калифорнии, из них более 2000 т — из россыпей.

Крупномасштабная разработка гидравлическим способом из богатейших третичных и современных россыпей дала в 1850-е годы недостижимый впоследствии уровень в 60—80 т в год. Размах этих работ был настолько велик, что вызвал заиление русел судоходных рек, частичное перекрытие притоков, засорение сельскохозяйственных земель. Поэтому с 1884 г были предприняты законодательные меры к ограничению этих работ, которые постепенно уступили место разработке горными выработками. Добыча упала до 8—20 т.

С середины 1870-х годов рудное золото давало столько же, сколько россыпное, а после прекращения гидравлических разработок стало главным источником добычи в штате. Применение с 1898 г применение драг вызвало подъем добычи, до 22—25 т в 1900—1930 гг., а увеличение цены на золото и введение огромных плавающих драг привело в 1930-е годы к новому росту добычи до последнего пика 44,6 т в 1941 г, после которого последовало почти полное прекращение добычи в военные годы. Последний всплеск, давший около 13 т, произошел в 1948 г, затем добыча снизилась до нескольких тонн в год.

Сейчас Калифорния уже не числится среди золотодобывающих штатов. Отработаны десятки рудников Мазер-Лод, Грасс-Вэлли—Невада-Сити и других рудных районов, исчерпаны россыпи.

Золото-серебряные рудники Невады

Казалось, после калифорнийской лихорадки трудно было поразить мир новыми рудными открытиями. Однако открытие богатейших руд Комстока в Неваде положило начало двум десятилетиям бума, в течение которых он был важнейшим и продуктивнейшим золоторудным месторождением мира. Неожиданные находки баснословных бонанцовых рудных столбов, внезапные озарения, приводившие к находкам новых типов руд и скрытых на глубине рудных тел, непрерывные спекуляции, чередование мгновенных обогащений и крахов породили специфическую атмосферу, отличную как от фанатических поисков конкистадоров, так и от поисков удачи калифорнийскими золотоискателями.

На руднике Невады 1857 год
На руднике Золотого Каньона 1857 год

Только десять лет отделяют открытие калифорнийского золота от открытия золото-серебряных руд Невады. Только скалистый гребень Сьерра-Невады разделяет эти два штата — «золотой» и «серебряный», но все в них различно: и природа, и геология, и руды, и судьба. Крутые обрывы восточного склона спускаются к унылым и обширным полынным полупустыням и пустыням, занимающим всю территорию этого самого малонаселенного штата. Здесь и совершенно иной тип руд — кайнозойские золото-серебряные залежи.

Сначала здесь было найдено совсем немного россыпного золота почти на самом тракте, по которому тысячи пионеров и золотоискателей шли от Большого соленого озера на Сан-Франциско, около места последнего их привала после долгого перехода по полупустыням Большого Бассейна и Перед перевалом через высокую и суровую Сьерра-Неваду.

К открытию Комстока приближались почти десять лет. Уже в 1849 г в ущелье, спускающемся к реке Карсон и названном вскоре «Золотым каньоном» мормоны на пути в Калифорнию нашли обломки кварца с золотом. Два года спустя вдоль всего каньона добывали золотишко (до 150 кг в год). 1857 году эти мелкие россыпи истощились, и поиски продвинулись выше по «Золотому каньону» и каньону «Шесть миль», верховья которых подходили к городку Давидсон, по склону которых, перекрытыми лишь наносами, выходила новая жила. Здесь еще два года разрабатывались бедные по содержанию россыпи, в то время как под ними скрывалось одно из богатейших месторождений. Находили здесь и обломки «черной породы», оказавшейся сульфиднорудой, состоящей в основном из аргентита (сульфида серебра), но не при давали им значения, как и находкам светлого золота, содержащего много серебра. И дело было не только в неумении определить минерал или оценить поисковое значение этих находок, а главным образом в том, что искали золото, а не серебро, и россыпное, а не жильное.

Даже когда в июне 1859 г Мак Лафлин, О’Рейли и сумевший примкнуть к ним Комсток, выдавший себя за владельца участка, наконец нашли коренную жилу с богатым золотом они не сумели правильно оценить находку. Надо было еще послать образец «черной породы» через перевал в Грасс-Вэлли в Калифорнии опытному пробирному мастеру, который к своему изумлению обнаружил в нем невероятное содержание серебра — до 3000 долларов на тонну, и золота — до 876 долларов на тонну. Итак, серебро и золото, а не только золото и рудная залежь, а не россыпь. На другое же утро первые золотоискатели двинулись из долины Сакраменто через перевал в долину реки Карсон и началась новая лихорадка. Но настоящие масштабы Комстока выявились только в последующие годы.

Между столицей Невады Карсон-Сити и нынешним Рено, в округе Washoe (названном по индейскому племени, обитавшему здесь) вдоль восточного неровного склона горы Давидсон вытянулся Виргиния-Сити с заводами, шахтами, переходящий далее в другой город — Золотой холм (Голд Хилл) и в Серебряный город (Силвер-Сити). В пору расцвета это был главнейший экономический центр Тихоокеанского побережья с новорожденными комстокскими миллионерами.

Подо всем этим находилась залежь, протянувшаяся на 5 км, при ширине около 100 м, уходящая в глубину под углом около 40°. Кварцевые жилы со скоплениями черновато-свинцово-серого аргентита, железо-черного полибазита, с рассеянным светлым серебристым золотом наполняли огромную трещину сброса, вдоль которого адские силы горообразования опустили на расстояние около 700 м молодые вулканические толщи относительно мезозойских осадков и диоритовых сателлитов калифорнийского батолита Сьерра-Невады, а затем, после возникновения в верхнетретичное время рудной жилы, еще на полкилометра сдвинули эти два блока.

Таким образом, в отличие от мезозойской золото-кварцевой Материиской жилы и от Грасс-Вэлли—Невада-Сити, Комсток Лод отзнаменовал открытие нового типа оруденения — кайнозойских золото-серебряиых месторождений. Это была часть крупнейшего в мире серебряного месторождения, протянувшегося из Мексики и Боливии через серебряные рудники вады к еще не открытым тогда Крипл-Крику в Колорадо и Кер-д’Ален в Айдахо.

Драматическая история разработки месторождения, изобиловав неожиданными поворотами, взлетами и падениями, создавалась рядом обстоятельств. Прежде всего, это крайне неравномерное распределение золота и серебра в рудах, «бонанцовый» характер руд, при котором богатые участки (рудные столбы), в том числе феноменально богатые «бонанцы», чередовались весьма прихотливо с бедными или даже безрудными.

К тому же работы велись без явной разведки оруденения, без обоснованной оценки запасов и прогноза на глубину. В этой ситуации каждая заявка (а заявки принимались на небольшие участки 300 футов вдоль жилы, на всю глубину и под любым углом) могла оказаться с одинаковой вероятностью как богатейшей рудой, так и пустым участком. При этом тысячи проспекторов прибывали из Калифорнии, где истощались наиболее богатые участки, в пустыни и хребты Невады, откуда доносились поддерживавшие всеобщее возбуждение рассказы о находках богатейших, но эфемерных месторождений, на мгновение вспыхивавших ярчайшим золото-серебряным блеском, привлекавшим тысячи людей, и так же быстро гаснувших, погребая под собой надежды и капиталы. Вдали же, в восточных штатах, шла гражданская война (1861 — 1865 гг.), в которой решалась судьба страны.


Уже в первые годы после открытия Комсток давал рекордную продукцию: в 1863 г добыча одной этой пятикилометровой залежи приближалась по стоимости к добыче всей Калифорнии с ее многочисленными россыпями и рудниками. Но сразу же за этим, в 1864 г, после исчерпания самых верхних богатых участков, разразился кризис, разоривший сотни предпринимателей. Продолжение работ привело к новому подъему, но к концу 1870 г определились признаки истощения поверхностных частей жилы, выклинивавшихся одна за другой с глубиною. И снова поворот — в 1871 г на глубине 330 м найдено глубокое рудное тело Crown Point Belcher, а через два года случайно пройденная горная выработка подсекла знаменитую «большую бонанцу», поразившую весь мир богатством и запасами своих руд.

Естественно, что в такой обстановке все это сопровождалось настоящими оргиями спекуляций и, как это происходило на нефтяных месторождениях Пенсильвании в это же время, заявками по методу «дикой кошки». По свидетельству Марка Твена, бывшего в гуще событий как репортер местной газеты, немногие в Виргиния-Сити действительно искали руду, большинство занималось куплей и продажей акций. Стоимость их падала до одного-двух долларов и подскакивала до 1000—1800. Вероятность приобретения ценного или пустого участка была почти одинакова. За миллионы долларов приобретались рудники, не давшие затем ни тонны золотой руды. При начале разработки нового нового рудного горизонта для сохранения в тайне сведений о размере оруденения рабочие по несколько дней не выпускались на поверхность.

1875-1880-ые годы были временем наибольшего расцвета Комстока, но все время под мрачными перспективами близкого истощения. К тому же все более тревожными становились совершенно необычное повышение температуры на нижних горизонтах (до 49° С на глубине 700 м) и все увеличивавшийся приток кипящих минерализованных сульфатных вод. Как оказалось впоследствии, это были отголоски влияние знаменитой геотермической области Стимбот-Спрингс в 11 км к северо-востоку, тепловой поток которой равноценен сгоранию 100 тонн угля в день и в которой отрабатывается «современное» месторождение киновари.)

Пройденный для осушения рудников туннель Сутро длиной в 6148 м (настолько велика была вера в Комсток) был окончен лишь в 1878 г и пересек рудную залежь на уровне около 700 м, тогда как работы велись уже ниже этого горизонта. К 1881 г наступил сразу резкий спад добычи, а через год произошла катастрофа — прорвавшиеся горячие подземные воды затопили рудники до уровня туннеля Сутро.

Это был конец великих дней Комстока. Но добыча там продолжалась в сравнительно небольших размерах до 1950 г, после того как построенный в 1894 г цианидный завод сделал рентабельной добычу низкосортных руд, а в 1900 г удалось откачать воду из затопленных горизонтов.

Комсток дал 266 т золота и более 5000 т серебра, причем из богатейших руд и в основном в очень короткое время.

Почти двадцать лет продолжалась депрессия, но Неваду ждали еще два периода открытий. В пустыне южной Невады были открыты Тонопа (1900 г ) — в основном серебряное месторождение, давшее более чем на 150 млн долларов серебра и золота, а затем в 40 км южнее него — Голдфилд (1902 г ) с его 145 т золота. Голдфилд выделяется даже в сравнении с самыми богатыми месторождениями своими необычайно богатыми рудными столбами со средним содержанием золота 600 г на тонну и серебра до 1,6 кг на тонну. Отработка этих и других, менее крупных месторождений проводилась в течение 10—15 лет. От обеих этих эпох Невады остались лишь города-призраки: Виргиния-Сити — «королева городов-призраков», Голдфилд, наиболее колоритный из них — Риолит, с сохранившимися блоками каменных зданий деловых районов, и многие другие, возникающие в пустыне, как унылые тени блестящего прошлого. Конец Риолита был так внезапен, что искателей золота, оставшихся вдруг без гроша, железная дорога вывозила из него бесплатно.

И вот когда давно уже прошла эпоха открытий крупных золоторудных месторождений в США, когда уже более полувека не было крупных находок, относительно недавно — в 1964 г, здесь же в Неваде было найдено месторождение Карлин, разведанные запасы которого оценены в 110 т (при содержании 10 г/т), а через два года недалеко от него — Кортец, с 30 т золота. Это совершенно новый тип золоторудных месторождений. Золото здесь чрезвычайно мелкое, субмикроскопическое. Около 90% его присутствует в виде частиц менее 0,2 мк, а под электронным микроскопом обнаружены овальные частички размером менее 0,005 мк. Трудность обнаружения такого золота усугубляется тем, что часть его адсорбирована углеродистым материалом, а другая часть образует золотоорганические соединения. Зоны такого тонкорассеяиного золота формируют согласные с напластованием залежи в известняках, окварцованных вблизи оруденения.

Крипл-Крик. Рудный пояс Колорадо

Между бескрайними пустынями Большого Бассейна — Невады и Юты — и такими же бесконечными прериями Великих равнин через середину штата Колорадо протянулись высочайшие в США Скалистые горы — большой раздел континента, где зарождается большинство крупнейших рек: Колорадо, Миссури, Рио-Гранде, Сиейк и др. Это часть системы Кордильер — «позвоночника» Америки, сама состоящая из меридиональных хребтов — Передового, Парк-Рейндж, Сан-Хуан и Сангре-де-Кристо.

Крипл-Крик прииск
Рудник Крипл-Крик в Колорадо 1906 год

В их ядре вздымаются в самых высоких частях древние докембрийские граниты и гнейсы, а их подножия сложены кровлей этих гранитов и известняками, песчаниками и сланцами палеозоя и мезозоя. Это здесь, севернее Колорадо-Спрингс, выходят красные пермские песчаники, которым выветривание придало фантастические формы, называемые «садом богов». В эпоху третичной активизации этих древних пород они прорывались штоками порфиров и излияниями вулканов.

Через всю эту систему проходит рудный пояс Колорадо, вытянувшийся с северо-востока на юго-запад на 400 км. В нем более 80 золото-серебряных месторождений, несколько жильных урановых, а также свинцово-цинковые и молибденовые. Он начинается от района около Боулдер с золото-пиритового рудного поля между Сентрал-Сити и Айда-хо-Спрингс. Здесь же — уникальные молибденовые гиганты: Клаймакс и Геидерсон, далее — свинцово-серебряный Ледвилл, а на юго-западе в горах Сан-Хуан — серебряно-золотые Силвертон—Теллурид, Потози, Крид, Офир и многие другие. К западу от него начинается другой рудный пояс — урано-ванадиевый, протягивающийся в район плато Колорадо, находящегося в основном в Нью-Мексико, Аризоне и Юте.

К востоку от рудного пояса Колорадо всего лишь несколько золото-серебряных месторождений, но среди них Крипл-Крик, второе по величине в США и одно из интереснейших в геологическом и минералогическом отношении месторождений. Именно оно оказалось последним в серии золото-серебряных открытий в штате, хотя активные поиски начались с этого района — вершины Пайкс-Пик, возвышающейся над месторождением.

Первые пионеры проходили мимо этих мрачных и голых скал, первые золотоискатели спешили, не задерживаясь здесь, в Калифорнию, даже не подозревая, мимо каких богатств они проходят. Все началось со знаменитой золотой лихорадки «Пайкс-Пик», ставшей величайшим разочарованием в истории поисков золота. Весной 1858 г партия проспекторов, которую вели индейцы чероки, нашла золото в окрестностях Пайкс-Пика на месте нынешней столицы штата — Денвера. Хотя золота было немного, но новые небольшие находки, преувеличенные слухи, газетные заголовки «Новое Эльдорадо. Золотые рудники Пайкс-Пика» породили необычайное возбуждение. Вспомнили даже, как в сражении с племенем арапахос, когда не оказалось свинца для пуль, якобы брали золото. Разразилась золотая лихорадка, по размерам превзошедшая все, что было до этого, кроме первой калифорнийской лихорадки. До ста тысяч золотоискателей устремилось к Пайке-Пику, но золота не оказалось. Когда же схлынула лихорадка, когда отчаявшиеся золотоискатели с проклятиями тому, кто так опрометчиво оценил россыпи, стали покидать район, в 40 км к запасу от Денвера в 1859 г было открыто богатейшее рудное поле: Сентрал-Сити—Айдахо-Спрингс. Золото-пиритовые, галенит-сфалеритовые (и значительно позже обнаруженные урановые) руды его в сине-сером кварце с флюоритом и кальцитом в течение более 30 лет (до Крипл-Крика) были ведущими в добыче золота в штате, а всего дали около 186 т золота.

В 1870-е годы, после окончания гражданской войны 1861 —1865 гг., разделившей штат на два лагеря, после всеобщей войны с индейскими племенами в 1864 г, после проведения железной дороги к Денверу, усовершенствования технологии добычи и переработки сульфидных руд, наступил период интенсивнейшего развития рудной промышленности в Колорадо. За Сентрал-Сити, находящимся на пересечении главного рудного пояса Колорадо с Передовым хребтом, последовали одно за другим открытия всех наиболее знаменитых золоторудных и серебряных полей этого рудного региона. В 1874 г, когда здесь стали исчерпываться золотые россыпи, было открыто одно из известнейших свинцово-серебряных месторождений — Ледвилл. Это была не только смена цветов на знаменах проспекторов с золота на серебро и свинец, но и смена лихорадок и спекулятивного ажиотажа на промышленный бум, способствовавший развитию горнорудного дела на всей этой территории. Однако, помимо миллиона тонн свинца, 700 ООО т цинка, 7359 т серебра, Ледвилл дал и более 90 т золота.

Наконец, почти одновременно, в 1875 г, вслед за Аспеном, Лейк-Сити, Оурэй и другими на юго-западе рудного пояса были открыты рудники, составляющие крупнейшее рудное поле Силвертон—Теллурид, разрабатывавшееся до 1500 м на глубину, из которого было добыто около 220 т золота.

Хотя почти весь рудный пояс Колорадо оказался установленным, но только молибден и уран еще долго не привлекали в нем внимания. Последнее из знаменитых рудных полей Колорадо — Крипл-Крик, давший столько золота, сколько все месторождения этого пояса, вместе взятые, также еще более 15 лет оставался не найденным.

Среди древних докембрийских гранитов батолита Пайкс-Пик прорывается крупный кратер третичного вулкана с поперечником 4,8 км. Вулканическое жерло его, находящееся на высоте более 3000 м, выполнено латитами-фонолитами (вулканическими аналогами сиенитов) и щелочными базальтами. На глубине этот кратер разделяется на девять субкратеров. В центральной части вулкана находится трубка взрыва (знаменитая «Крессонова труба») диаметром 210 м, уходящая на глубину более 600 м, сложенная минерализованной вулканической брекчией. Все это пересекается дайками фонолитов и сиенитов. А по кольцевым и радиальным разломам, приоткрывшимся в момент образования циркообразной кальдеры (вулканической депрессии), внедрились рудные жилы, падающие по направлению к субкратерам и сближающиеся на глубине, как в фокусе, к корням вулкана. Вулкан и руда приурочены к зоне «линеамента 38 параллели» — широтного сверхглубинного разлома, пересекающего все структурно-фациальные зоны континента и продолжающегося в виде трансформных разломов на дне океана. Жилы кварца и халцедона с флюоритом и доломитом несут с собой теллуриды и селениды золота и серебра вместе с обычными сульфидами и самородным золотом. Отдельные рудные столбы отличались феноменально высокими содержаниями золота, в особенности оруденелая брекчия «Крессоиовой трубы».

Крипл-Крик разрабатывался на глубину до 1000 м 64 рудниками, дававшими от 10 до 30 млн долларов золота, и дал всего более 600 т золота, что ставит его на второе место в США (после Хомстейка). Десять лет длился период наибольшего расцвета Крипл-Крика (1891 —1900 гг.). На рубеже двадцатого столетия он был богатейшим золоторудным полем США и одним из крупнейших на Земле. Пик добычи его — 42 т золота — пришелся на 1900-й год. Второй, меньший пик приходится на 1915 г — год открытия «Крессоиовой трубы», после чего сразу наступил резкий спад.

Уже в 1929 г все рудники Колорадо давали всего 6 т золота в год, а в 1956—1960 гг. добыча не превышала 1—2 т. Сейчас Колорадо не значится среди золотодобывающих штатов. Теперь все эти знаменитые и некогда процветавшие места превратились в города-призраки, сохранившие реликвии великих золотых и серебряных лет, полные ностальгического очарования для наших современников, затрагивающие воображение сценами иной жизни в былые дни. До сих пор действует старинный «поезд в Силвертон», ведущий через мрачные дикие кручи Скалистых гор к золоторудным полям прошлого.

Хомстейк (Южная Дакота)

Все в Хомстейке резко отличается от других золоторудных месторождений США: и географическое положение, и геология, и история. Он находится в стороне от золоторудных провинций западных штатов, это уже север центральной части страны, верховья Миссури. Район Блэк-Хилс (Черные холмы), на северных склонах которого расположен Хомстейк, — черный остров (от темно-зеленой растительности), возвышающийся над буро-желтым плато Великих равнин. Он также единственный докембрийский остров (160X80 км2) древних кристаллических сланцев и гранитов среди «чехла» палеозойских известняков и других осадочных пород Северо-Американской платформы. Это была священная земля могущественного племени сиу, которое первым нашло здесь золото и рано поняло, что золото стало главной угрозой их независимости. А когда Хомстейк был найден, он не только дал более 1000 т золота, но и продолжал разрабатываться вплоть до 2002 года, став самым глубоким (1900 м) золотым рудником в Северной Америки.

Хомстейк рудник 1906 год
Рабочие заняты перевозкой руды. Хомстейк 1906 год

Первые маршруты в Блэк-Хилс проспекторов, рисковавших жизнью и скальпом, пролегали «тропою войны» индейцев, отстаивавших теперь уже свои земли в отведенной для них резервации. Но после военно-рекогносцировочной экспедиции в 1874 г под руководством полковника Кустера (чьим именем назван город на месте первой находки золота и который через два года попал в ловушку с отрядом около 300 человек, полностью уничтоженным индейцами), когда сопровождавшие его проспекторы подтвердили наличие золота, федеральное правительство в результате войны «США против Сиу» объявило Блэк-Хилс национальной территорией. Через год в ущелье Дэдвуд были найдены богатые россыпи, а в 1876 г недалеко от них открыты коренные выходы Хомстейка.

Долгое время Хомстейк оставался в тени. Первые двадцать лет он давал всего по 1,5—2 т золота в год (основная добыча шла из россыпей), затем в 1900—1910-е годы добыча поднялась до 5—7 т, а с 1935 г (кроме 1942—1952 гг.) и до наших дней добыча сохранялась на уровне 15—18 т в год.

Месторождение Хомстейк в отличие от всех других месторождений США, представленных золото-кварцевыми жилами, приурочено к одному единственному пласту так называемых куммингтоннтовых сланцев среди мощной толщи метаморфических пород докембрия (куммингтонит — черно-зеленый силикатный минерал из группы амфиболов). Зоны и участки в этих сланцах, пронизанные линзами кварца с обильной вкрапленностью пирротина, арсенопирита и пирита, с которыми идет тонкорассеянное золото, и представляют собой рудное тело, следующее всем изгибам этого пласта. Мощные глубинные процессы смяли в огромные складки эту древнюю метаморфическую толщу, причем смяли чрезвычайно сложным способом так, что в результате этого и возникли рудоконтролирующие структуры. Плоскости антиклинальной и синклинальной складок (с расстоянием между их осями 18 км) падают к востоку под 65—70°, а их оси наклонены к югу под 45°. На эти сильно сжатые складки наложена более поздняя поперечная складчатость, которая и создала зоны растяжения, удобные для проникновения рудообразующего раствора.

Главное рудное тело этого огромного месторождения имело на выходе размеры всего до 240 м в длину и 15—45 м в ширину, но уходит в глубину со всей складчатой структурой более чем на 1350 м.

Прииски Аризоны, Юты, Монтаны

Поиски золота в 1850-е годы захватили все западные штаты. Везде находили в тех или иных размерах россыпи, которые быстро отрабатывались, но вели часто к рудным телам, причем не только ко многим десяткам и сотням золоторудных полей, среди которых выделяются несколько описанных выше знаменитых рудников, но и к свинцово-цинковым, серебряным и медным месторождениям. За какие-нибудь 15 лет с середины 1860-х годов до конца 1870-х были открыты все главнейшие поля одной из крупнейших в мире меднорудной провинции западных штатов, протянувшейся от самого юга Аризоны через Юту в Монтану. Огромнейшие запасы сравнительно бедных медных руд стали источником значительно большего богатства, чем золотые бонанцы, вызывавшие лихорадочный ажиотаж золотоискателей. Но самой замечательной особенностью медных руд этой провинции оказалось, что помимо меди, в них заключались большие запасы золота. Почти все эти огромнейшие медные месторождения можно считать одновременно крупными и даже уникальными золотыми месторождениями. Так, из меднопорфировых руд Бингем добыто более 300 т золота, что ставит его на 4-е место среди золоторудных месторождений США (после Хомстейка, Крипл-Крика и Грасс-Вэлли—Невада-Сити).

Золоторудные шахты Аризоны
Добыча золота на шахте. Аризона 1900 год

Медные месторождения юга Аризоны были известны еще испанцам (Ахо — с 1750 г; Джером, Верде — с 1582 г ), а еще ранее — индейцам, использовавшим бирюзу для украшений, а охристые красные окислы и зеленые карбонаты меди для расписывания своих тел. Затем после приобретения в 1853 г у Мексики (так называемой Гадсденовской покупки) территории Аризоны к югу от реки Хилы, где оказалось большинство богатейших медных и ряд золотых месторождений, были открыты богатые золотые россыпи в 1858 г (у Хилл-Сити, в позже с 1862 по 1870 г в других местах), разрабатывавшиеся до 1900 г Одновременно с 1854 г были предприняты попытки разработки медных руд Ахо, а с 1865 г — Моренсн. Однако условия поисков и разработки были крайне тяжелыми. С одной стороны, песчаная пустыня Аризоны с Большим каньоном на ее границе, с ископаемыми окаменелыми деревьями, со знаменитыми гигантскими и «органными» кактусами, пустыня, где воду на рудники возили на верблюдах, специально выписанных из Аравии, а руду переправляли на воловьих повозках за 600 км к калифорнийскому побережью, откуда она доставлялась в Кванси, Южный Уэльс, бывший в то время мировым центром медеплавильной промышленности. С другой стороны, непрерывные столкновения с индейцами племени апачей, державших до 1880-х годов в этом районе значительные силы американской армии.

Любой камень для проспектора мог стать его надгробным камнем. Поэтому и была названа открытая здесь в 1877 г золото-серебряная жила — «Томбстоун», положившая начало самому знаменитому рудному городу в Америке, не столько из-за своего золота, сколько благодаря родившемуся здесь духу вестерна с ковбоями и золотоискателями, с шерифами и апачами, стрельбой, золотом, салунами, почтовыми каретами и т. д.

Если разработка на руднике Томбстоун длилась всего 10 лет, то открытые в том же 1877 г крупнейшие медные месторождения Бисби около самой мексиканской границы и Джером к западу от реки Верде стали на многие десятилетия основными производителями меди в Аризоне, сделавшими ее в 1890—1930 гг. самым продуктивным районом мира. Район Джером (рудники Юнайтед Верде) уже в 1880-е годы был основным производителем меди, в 1910-е годы оказался на грани краха, но в 1914 г было найдено новое богатое халькозиновое тело, а в 1916 г — еще более крупное. Работы велись в очень больших масштабах до 1938 г. Затем рудники были закрыты, но открытые разработки продолжались до 1953 г, когда месторождение было исчерпано и от города остались «древнеримские развалины в пустыне». Джером дал на полмиллиарда долларов меди и 46 т золота. Огромный карьер интереснейшего месторождения Бисби уже принес более 2 млн тонн меди и более 70 т золота, а также серебро и свинец — всего на сумму более миллиарда долларов. Медные месторождения Аризоны Джером, Бисби, Ахо, Моренси, Глоб, Рэй, Супериор и др., а также золотые рудники и россыпи дали всего более 420 т золота.

Рудная история Юты развивалась по-другому. Когда в 1847 г перед предводителем мормонов (религиозной секты, изгонявшейся из восточных штатов) в долгом пути на запад открылась пустыня Большого соленого озера, по преданию, он воскликнул: «Вот это место!» Но он и не предполагал, что основанное здесь поселение станет вскоре одним из важнейших горнорудных центров США, вокруг которого появятся десятки месторождений. Это калифорнийские волонтеры, многие из которых были проспекторами, во время гражданской войны, остановившись в окрестностях Большого соленого озера, нашли сначала золотые россыпи в Бингем-Каньоне, а затем в 1863 г и медные руды. Это было начало более чем столетней истории месторождения Бингем с его общими начальными запасами меди более 8 млрд т. Чудовищный карьер — кратер Кениекот Коппер размером 3 км в поперечнике и 600 м в глубину уже дал руд более чем на 2 млрд долларов — руд, богатых не только медью, но и золотом, серебром, свинцом, цинком, молибденом. В окрестностях Солт-Лейк-Сити множество городов-призраков, но Бингем все еще в расцвете и дает в послевоенный период, помимо других металлов, по 10—12 т золота в год. Южнее Бингема в районе Эурека в 1869 г было найдено широко известное свинцово-цинково-серебряное месторождение Тинтик, давшее также более 82 т золота. История разведки его отличается эффектными открытиями скрытых, не выходящих на поверхность рудных тел (в 1882 г, затем в 1909 г и в 1916 г, когда разработка руд достигла кульминации). Бингем и Тинтик внесли основной вклад в добычу золота в Юте, превышающую 550 т.

Наконец, на севере США в Скалистых горах Монтаны в 1879 г было открыто месторождение Бьютт («Холм»), геология которого (расположение рудных жил типа «конского хвоста») стала хрестоматийной, а по богатству медью, цинком, свинцом, серебром, золотом оно часто упоминается как «самый богатый холм на земном шаре». Из 550 т золота, добытых в Монтане, более 85 т приходится на долю Бьютт, уходящего на километр в глубину и разрабатываемого 20 рудниками с 1600 км подземных выработок.

Извлечение золота из медных и комплексных руд западных штатов до второй мировой войны составляло существенный, но сравнительно небольшой процент общей его добычи. С расширением добычи меди и свинца (особенно в конце 1930-х годов) увеличивалось и количество попутного золота. Знаменательными моментами в истории золота в медных месторождениях явились сначала военные годы, когда в 1943 г были закрыты почти все собственно золотые рудники и золото из медных руд стало составлять более 50% его годовой продукции. Затем в 1950-е годы впервые эта добыча превысила добычу из россыпей. И наконец, в последние годы, с исчерпанием запасов золоторудных месторождений и расширением добычи меди и свинца, роль попутного золота еще более усилилась.

Клондайк, Джуно и Ном на Аляске

На набережной Снэттла (на крайнем северо-западе США — «ворота Аляски»), называемой «Аляскинский путь», висит бронзовая доска с надписью: «Историческое место, в 1897 году здесь была выгружена первая знаменитая тонна золота — началась большая лихорадка на Аляске». Это было открытие россыпей Клондайка на канадской территории Юкон, сделанное 17 августа 1896 г рыбаком и золотоискателем Дж. Кармаком.

Золотоискатели Аляски 1897 год
Старатели Аляски демонстрируют найденные на Клондайке самородки. (1897 год)

Но все началось значительно раньше. Русские не только открыли Аляску, но и нашли в ней первые признаки золота. В XVIII веке три державы направляли своих исследователей к Аляске: в 1741 г экспедиция Витуса Беринга открыла берег Аляски, в 1774 г испанцы в Мексике, стремившиеся продвинуть Новую Испанию на всю длину Тихоокеанского побережья, послали Хуана Переса к ее южным берегам, а в 1778 г капитан Кук проплыл от Гавайских островов к Калифорнии и оттуда вдоль Аляски через Берингов пролив. Русские названия заливов, гор, вулканов на Аляске — память об отважных первопроходцах, первыми взглянувших на эту огромную северную страну глазами исследователей. Горный инженер Дорошин в 1864 г нашел россыпи с золотом на полуострове Кент (в южной части Аляски, около Анкориджа). Несмотря на его указание о необходимости продолжения разведочных работ, поиски были прекращены. В Петербурге, отделенном от Аляски всем пространством России, об этой бесплодной суровой земле, казавшейся столь же далекой, как Антарктида, сложилось мнение как о бедной золотом.

В 1865 г золото было обнаружено также на полуострове Сьюард, недалеко от будущего Нома, экспедицией телеграфной компании, начавшей в этих труднейших условиях прокладку линии связи между Америкой и Азией. Ее постигла двойная неудача. Находка золота не имела большого практического значения, а проекту телеграфной линии был нанесен удар удачным продолжением кабеля через Атлантический океан.

Когда в 1867 г США приобрели Аляску у России за 7 млн 200 тыс. долларов (напомним, что Наполеон получил в 1803 г 15 млн за Луизиану, включавшую все 12 срединных штатов США, а Мексика в 1848 г — столько же за Калифорнию, Неваду, Аризону, с частью Колорадо и Нью-Мексико), тогдашнему государственному секретарю Сьюарду пришлось преодолеть сильную оппозицию покупке этого «Сьюардового ледника» со стороны конгресса. И еще 30 лет Аляска пребывала в безвестности (до Клондайка).

Между тем уже в 1880 г было найдено крупнейшее рудное месторождение золота Аляски — Джуно (собственно, это уже не на п-ове Аляска, а в отходящей от него полосе Тихоокеанского побережья, принадлежащей США и отделяющей Канаду от океана). Но, поскольку в нем заключались хотя и огромные запасы, но очень бедной руды (всего около 3 г на тонну руды), а разработка его сразу потребовала применения техники и разведка развивалась в течение нескольких лет, оно не вызвало большого возбуждения.

Сначала француз-канадец Жюно нашел в 1880 г россыпи в районе Голд Крик, около которых образовался поселок (в 1900 г — город, а в 1906 г — административный центр Аляски Джуно), а затем в том же 1880 г его соотечественник Эрюссар обнаружил на острове Дуглас, отделенном от Джуно узким проливом Гатино, золотосодержащие кварцевые жилы. Хотя он и назвал эту заявку «Париж», но настолько мало оценил свою находку, что продал ее, как рассказывали, за 5 долларов предпринимателю Тредвеллу, который и организовал здесь добычу золота — сначала на острове, а впоследствии и на материке.

Трудно представить более величественную и драматическую картину, чем это рудное поле. Со стороны материка — узкая полоска берега с круто вздымающимся грандиозным хребтом (гранитным батолитом), увенчанным снежными вершинами и обширнейшими ледниками, сползающими зеленовато-голубыми глыбами льда прямо в море, узкий пролив — фиорд, каменистый остров с мощной дайкой диоритов, пронизанных кварцевыми жилами среди черных филлитовидных сланцев, круто уходящей на глубину далеко под дно пролива. В породах необычайной прочности золото добывалось в камерах сводообразной формы длиной до 120 м, высотой до 50 м. Когда выработки спустились ниже 630 м, штормовой ночью холодные воды океана на этой мрачной глубине прорвались под своды выработок, обрушили их и затопили навсегда то, что еще оставалось от месторождения. Рудное поле Джуно охватывает также и пояс кварцевых жил, продолжающийся на материке. Всего из него добыто грандиозными открытыми разрезами и подземными выработками более 237 т золота.

Но все же большое золото Аляски началось на той части территории ее, которая принадлежит Канаде. Открытие в районе Клондайка в 1896 г россыпей с исключительно богатыми содержаниями дало начало золотой лихорадке, последней в истории золота, но по накалу страстей из всех лихорадок, потрясавших почти непрерывно в течение «золотого полувека США» их западные штаты, уступавшей только первой — калифорнийской. Особый драматизм придали ей суровейшие тона просторов центральной Аляски, отделенных от всего мира непроходимой стеной высочайших на континенте гор — дымящих вулканов Аляскинского хребта и вечными ледниками, создававшими ощущение затерянности этой земли. Среди последних аргонавтов, устремившихся навстречу «ошеломляющим» вестям и тугим мешочкам арктического золота, которые, собственно, и были виновниками этой охватившей всю страну азартной погони», был и молодой Джек Лондон.

Клондайк был открыт как бы дважды. Если сначала случайно были обнаружены россыпи долин современных рек и ручьев, то затем уже благодаря опыту проспекторов, знавших характер золотороссыпных месторождений, были открыты (как в Калифорнии) древние россыпи на склонах — в долинах некогда существовавших рек.

Как и в других крупных районах золотых россыпей, здесь выделяются три периода в истории поисков и добычи. Сначала было время проспекторов, в одиночку или небольшими группами искавших и добывавших золото. Это они первыми, на свой страх и риск, надеясь только на свои силы и счастье, рассчитывая только на запас провианта и примитивные инструменты за плечами, бросали вызов бескрайнему и почти неизведанному «белому безмолвию», искушая свою судьбу и случай. Многим из них выпала удача, и они нашли богатейшие и легко разрабатываемые россыпи с баснословными намывами золота. Но большинство вернулось ни с чем, как и Джек Лондон, возвратившийся больной и без гроша в кармане, но с открытым им миром сильных характеров, необычайных судеб и ситуаций, которые могли возникнуть только в условиях жестокого севера и бешеной погони за золотом.

Это была не Калифорния, здесь неудача оборачивалась не только крушением надежд, но многим стоила жизни. Проспекторам по силам были лишь участки россыпей, залегающие в легкодоступных условиях, с исключительно богатым содержанием — то, что в России называли «струи», они их разрабатывали и уходили на поиски новых мест.

Скоро сообщение с районом россыпей улучшилось, сначала была проложена грунтовая дорога из Скагуэя в Уайтхорс через новый перевал, в обход Чилкутского, затем в 1900 г — узкоколейная железная дорога. Была завезена техника — паровые котлы (для оттаивания мерзлого грунта был применен пар), насосы, электрические двигатели.

Наконец, «люди капитала, инициативы и техники», застолбив все оставшиеся участки и скупив у мелких промышленников их отводы (в которых самые богатые участки уже были отработаны), открыли период валовой добычи, доступной только после крупных капиталовложений. Уже в 1910—1914 гг. здесь применялись самые крупные в мире драги Алиной до 40 м с 76 черпаками по 16 кубических футов каждый, работавшие от специально построенной гидроэлектростанции. Древние россыпи на склонах мощностью до 60 м и более разрабатывались крупномасштабным гидравлическим способом, стенки этих разрезов стояли на всю высоту, не обрушиваясь благодаря вечной мерзлоте.

Клондайк дал более 300 т золота. Наибольший приток населения был здесь в 1898—1900 гг., когда в Доусоне насчитывалось около 25 000 жителей, Но уже в 1911 г на всей территории Юкона было всего 7000 переселенцев, в 1921 г — менее 3000, а в Доусоне, превратившемся в город-призрак, сохранивший для туристов черты «конца золотороссыпного века», менее тысячи. Уайтхорс, через который теперь проходит стратегическое Аляскинское шоссе и нефтепровод, стал исходным пунктом новых минеральных открытий на Канадской Аляске уже в 1950—1960 гг.

Через два года после находки Клондайка последовало новое совершенно неожиданное открытие, состоявшее, по существу, из серии открытий. На плоском побережье Берингова моря, на полуострове Сьюард, который ближе всего подходит к Камчатке, недалеко от Михайловского редута (теперь Форт Святого Михаила) с сохранившейся русской церквушкой, тянется узкая песчаная полоса, переходящая в голую тундру, покрывающую черные потоки базальтовых лав и выходы гранитов. Буря задержала лодку, плывшую из залива Головнина со шведами-проспекторами, около мыса Ном. Недалеко от него, в Анвилл-Крик, впадающем в реку Снейк, а затем и во многих других местах поблизости, ими и были найдены в 1898 г богатейшие россыпи. В следующем 1899 г возник город Ном с тремя тысячами жителей. Но в этом же году было сделано новое открытие, послужившее причиной мировой известности Нома. Отставной солдат американской армии, не имевший средств даже для работы на долинных россыпях ручьев и оставшийся без дела в Номе, случайно промыл лоток песка на самом берегу Берингова моря и открыл крупнейшую прибрежную морскую россыпь золота. Надо было, чтобы ему пришла идея промыть морской песок (до этого не было известно прибрежных россыпей золота), и нужна была удача, чтобы промыть именно в этой полосе побережья. Оказалось, что этот песчаный берег и представляет собой золотую россыпь. При этом россыпь оказалась настолько богатой, что уже в первые два месяца первыми же старателями было намыто золота более чем на миллион долларов. Своим происхождением эта россыпь обязана сильным бурям, размывающим прибрежные уступы, сложенные золотосодержащими галечниками. Движение волн здесь подобно промывке песков в лотке, концентрирует тяжелые частицы золота на дне у непроницаемого слоя глины. Льдины, прибитые волнами к берегам, взрыхляют прибрежные пески и способствуют проникновению золотых песчинок на дно. Около самого берега галечник береговой полосы переходит в тонкий кварцевый песок, часто с примесью зерен граната, окрашивающих его в красноватый цвет («рубиновые пески») и служащих признаком обогащенных золотом участков. Мощность этого песчаного слоя от 30 см до 2 м, но наиболее богатый слой не больше 60см. Эта тонкая полоса «рубинового» (гранатсодержащего) песка тянется на 25 км вдоль берега между тундрой и морем.

В 1902 г последовало новое открытие в Номе: на расстоянии 400 м от берега была найдена новая россыпь. Это был древний берег Берингова моря. Полоса золотосодержащего песка тянется параллельно современным очертаниям побережья на протяжении 14 км. В 1904 г в 5,5 км от современного берега была найдена третья и самая богатая россыпь древнего пляжа. Но и этим не закончились открытия в Номе. Вслед за четвертым древним берегом были найдены две подводные россыпи.

Колоссально богатые и легко доступные для разработки месторождения Нома уже в 1899 г дали 4 т золота, затем давали по 6—7 т в год с максимумом 10—11 т в 1906—1907 гг. К 1912 г было добыто около 90 т золота. В конце 1910-х годов работали мощные драги (в 1914 г 41 драга), применялась гидравлическая разработка. Но большая часть золота уже была добыта (из общего итога более 111 тонн к 1959 г ).

Последним и оказавшимся самым крупным открытием на Аляске были золотые россыпи Фербенкс в бассейне реки Танана (левого притока Юкона), найденные в 1902 г и подобные россыпям Клондайка. Большая часть россыпей здесь перекрыта современными отложениями, достигающими 40— 50 м и более, и разработка производилась с помощью неглубоких подземных выработок с применением для оттаивания вечно мерзлых пород пара, подаваемого через стальные стержни с острием, как у обычного бура, соединенные резиновыми шлангами с паровым котлом. Район Фербенкса дал к 1959 г более 230 т золота и был активен до конца 1960-х годов.

ВАШЕ МНЕНИЕ?

Пожалуйста, напишите свой комментарий!
Please enter your name here