Золотые шахты Южной Африки

0
1243
Золото Южной Африки

На территории африканских государств находятся тысячи месторождений золота, однако размеры этих участков крайне различны. Запасы золота имеются в 25 странах Африки, но в 21 из них годовая добыча не превышает полутонны или вообще не производится.

Резко выделяются ЮАР с Витватерсрандом с годовой добычей около 150 т (в прошлом веке добыча доходила до 1000 т в год), затем — Гана (80 т) и Зимбабве (до 8 т). Итак, большое золото Африки — в трех ее странах: ЮАР, Гане, Зимбабве.

Самая яркая черта геологической необычайности Африканского континента — это его несравненное богатство двумя продуктами недр, венчающими красоту и ценность в мире минералов и в мире металлов,— алмазами и золотом. Речь идет не просто о богатстве. Африка чрезвычайно богата хромом, платиной, ураном, марганцем, нефтью и другими ископаемыми. В отношении же алмазов и золота этот континент просто несопоставим с другими.

Витватерсранд, золото-урановые конгломераты

Но всем ли говорит что-нибудь это название на языке африкаанс: Витватерсранд (Вайт Вотерс Ридж, Хребет Белых Вод)? Оказывается, мало существования поразительного явления природы, которое представляют собой выдающиеся месторождения минералов, надо еще, чтобы был кто-нибудь, кто сделает из него легенду. Но Витватерсранд — тот случай, когда реальность фантастического мира геологического прошлого превосходит те формы и размеры, которые изобретало при описании золотых богатств воображение.

Витватерсранд

Это месторождение, вмещающее такое количество золота, которое находилось за пределами даже преувеличений, допускаемых сказочным воображением. Здесь около 70 тыс. т золота (около 2,2 триллиона унций) из которых большая часть уже добыта. (Для сравнения: Клондайк — 300 т золота, вся уже почти отработанная Аляска — 950 т, Калифорния с ее исчерпанными россыпями и знаменитой Материнской жилой — 3300 т, США за все время — около 10 тыс. т, Канада — 6,5 тыс. т, Австралия — 6 тыс. т). Порождают все еще загадочный сюжет происходившего два миллиарда лет назад и длившегося сотни миллионов лет сложнейшего и необычайного, процесса его образования, минералогия его руд и окружающие его другие уникальные месторождения. Драматичны реальности долгого пути открытия всей протяженности этого месторождения, пути, сопровождавшегося войнами, проникновением британского империализма, биржевыми схватками, обогащениями и разорениями, роковой ролью золота в судьбе народов всего юга Африки.

В отличие от всех романтических эпопей золотых лихорадок, привлекавших тысячи золотоискателей, здесь для них не нашлось места, здесь было поле деятельности лишь могущественных золотодобывающих компаний. Это поставщик валютного металла для капиталистического мира в лице его ведущих стран, отторгнутый от экономики развивающейся Африки. Золотой поток из конгломератов Витватерсранда имел особое значение для капиталистической денежной системы на протяжении почти столетия. Особые взаимовлияющие отношения существовали между добычей Южной Африки и золотым стандартом, устанавливавшимся для британского фунта стерлингов и американского доллара.

Находке Витватерсранда предшествовал длительный 400-летний пролог. Между плаванием португальца Бартоломео Диаша, впервые обогнувшего в 1486 г южную оконечность Африки — мыс Бурь, переименованный в мыс Доброй Надежды, и находкой золотоносного конгломератового рифа в Трансваале в 1886 г.— ровно четыре столетия. Погоня за золотом упорно обходила Африканский континент. Город на мысе — Капштадт, или Кейптуан,— был основан в 1652 г голландской Ост-Индской компанией всего лишь как промежуточный порт, как «морская таверна» на пути к «сказочным богатствам Востока»— в Индию мимо Южной Африки, мимо ее неподозревавшегося, не сопоставимого с странами богатства золотом и алмазами.

И все же именно Капская колония переселенцев из Голландии, называвших себя бурами (фермерами, крестьянами), к которым в конце XVII века присоединились французские гугеноты (после отмены Людовиком XIV эдикта о веротерпимости), которая была оккупирована англичанами сначала после Великой Французской революции, а затем окончательно в 1806 г., именно эта южная окраина континента, наиболее удаленная от европейских стран, явилась исходным плацдармом для их проникновения в глубь Африки.

Территория Капской колонии расположена в пределах узкой полосы палеозойской складчатости на крайнем юго-западе континента, подобной такой же полосе на крайнем северо-западе континента и совершенно чуждой геологии самой древней Африканской платформы. Первым шагом к богатствам этой древней платформы должен был быть выход за пределы Капской геологической формации.

Это произошло при особых обстоятельствах, характерных для времени «ста лет кафрских войн» и «ста лет несправедливости», когда англичане вытесняли буров, а буры и англичане — банту и зулусов в глубь континента. «Великий трек» буров, великое их переселение в 1836—1838 гг. За тысячу километров в караванах фургонов из страны предков — Капской колонии в «землю обетованную» — Наталь на юго-востоке Африки, а затем переход через Драконовы горы привели к образованию здесь двух бурских республик: Оранжевой (Оранжевого свободного государства) и Трансвааль (называвшейся сначала Южно-Африканской Республикой, как стало называться с 1962 г все государство, включившее провинции Капскую, Наталь, Оранжевую и Трансвааль).

Великий уступ Драконовых гор крутым обрывом отделял их от побережья океана, но в сторону континента горы спускались полого, ступенями обширнейших ровных плато, называемых здесь вельдами. Плато Высокий Вельд, прилегающее к Драконовым горам, пересечено по правобережью Вааля хребтом Витватерсранд, в пределах которого находятся рудники Центрального Ранда вокруг Йоханнесбурга, а севернее хребта и севернее Претории расположена обширнейшая котловина Бушвельда с его интрузивным массивом, вмещающим уникальные месторождения платины и хромитов. Витватерсранд служит водоразделом притоков рек, текущих в разные океаны. Между Ваалем и р. Оранжевой, пересекающей почти весь юг Африки и впадающей в Атлантический океан, где в заливе Александер-Бей разрабатываются крупнейшие россыпи алмазов, находится Оранжевая провинция (ранее республика). Вблизи впадения Вааля в Оранжевую около Кимберли была найдена алмазоносная кимберлитовая трубка, из-за которой граница между Капской и Оранжевой провинциями была сдвинута так, чтобы трубка оказалась в Капской провинции, бывшей в то время английской колонией. За Ваалем и до впадающей в Индийский океан Лимпопо (до границы с Зимбабве), начиная с Витватерсранда, находится Трансвааль.

Здесь две «пасторальные» протестантские беднейшие фермерские бурские республики, возникшие как «исход», бегство за тысячу километров, за Драконовы горы, от английской зависимости, как стремление оградить свое «предопределенное свыше» право «народа господ» управлять своими делами, нашли место для своих поселений, не подозревая, что под их ногами в этих бескрайних пустынных землях скрыты богатейшие залежи золота и алмазов, которые перевернут их протестантско-пасторальный уклад жизни и приведут толпы иммигрантов-золотоискателей, дельцов и промышленников, повлекут за собой войну, колонизацию, развитие промышленности. На месте Удаленной фермы Ланглаагте в Центральном Ранде вырастет город золота, между небоскребами которого эта ферма сохранится как исторический памятник.

Сильнейшее впечатление, произведенное во всем мире сначала калифорнийской золотой лихорадкой (1848—1849 гг.), а затем австралийской (1851 —1852 гг.), ознаменовавшими начало рудной истории двух континентов и начало новейшей истории золота, имело два следствия для Южной Африки. С одной стороны, эти лихорадки создали и здесь атмосферу напряженного ожидания возможных находок золота, но, с другой стороны, они роковым образом повлияли на направление поисков, на образ мыслей золотоискателей, искавших и здесь только россыпи и кварцевые жилы, не предполагая возможности существования совершенно иного типа месторождений.

Главным событием предыстории Витватерсранда были не отзвуки заокеанских золотых лихорадок, а лихорадка алмазная, в районе Южной Африки, названном Кимберли, в 450 км юго-западнее от Витватерсранда. В 1867—1868 гг. здесь находили отдельные алмазы, но только находка в 1869 г крупного камня, ставшего «Звездой Южной Африки» повлекла за собой систематические поиски, завершившиеся в 1987 г открытием первого в мире коренного месторождения алмазов — первой кимберлитовой трубки. Это было началом новой эры алмазов, началом преобладания Африки в их добыче, началом современной истории геологического освоения Африки.

В случае Витватерсранда, открыть месторождение — означало прежде всего понять, что выходы пластов конгломератов, длинными невысокими гребнями выступающие на степной поверхности, которые много раз пересекались проспекторами, местными и американскими «инспекторами рудных полей», мимо которых они проходили, как мимо пустой породы, именно они представляют новый тип геологической формации, содержащей золото.

Капская колония

Вероятно, одним из первых сумел преодолеть инерцию калифорнийского стереотипа мышления Фред Штрубен, опытный проспектор, знавший геологию, прошедший Пильгримс Рест, который уже в 1884 г не только понял, что это может быть новым типом месторождений, но и установил дробилки, и получил первые унции золота из конгломератов. Однако ему не удалось напасть на пласт с промышленным содержанием золота. Это выпало на долю работавших у него Дж. Харрисона и Дж. Уолкера, которые, перейдя работать на ферму Ланглаагте вдовы Оостуизен, обнаружили здесь выходы Главного Рифа в апреле 1886 года.

В течение почти ста лет с тех пор, как стал известен золотой Витватерсранд (или просто Ранд), все время существовала одна жгучая и грандиозная идея, захватывавшая не одного проспектора и промышленника своей заманчивой загадочностью и размерами стоявшей за ней ставки: возможность найти продолжение Ранда под перекрывающими его отложениями, найти «Новый Ранд», перед которым уже найденное покажется лишь небольшой частью. На этом пути было множество опрометчивых решений, необоснованных фантастических предположений, разоривших многих, вызвавших крах и банкротство не одного синдиката. Но в конце концов всегда после долгих и тяжких поисков действительность превосходила самые смелые ожидания и неоднократно скачком меняла представления не только о размерах и числе рудных полей, но даже о самом значении месторождения.

Уже с самого начала поразила огромнейшая протяженность золотоносного пласта конгломератов, названного Мейн Риф, т. е. Главный Риф, прослеженного на всем его протяжении на расстоянии около 45 км. Это был Центральный Ранд (с Йоханнесбургом в середине его) и примыкающие к нему без перерыва Западный Ранд и Восточный (Ближний) Ранд. Риф — это меткое название рудоносных пластов конгломератов, данное им моряками, покинувшими свои корабли ради золотой лихорадки; для них выступающие на поверхности гребни конгломератов были подобны рифам, образуемым на море скалистыми гребнями выступающих над водой пород. Окисленные поверхностные разновидности конгломератовых рифов назывались банкетами — голландским названием миндальных конфет. Но довольно быстро верхние горизонты были отработаны и сменились коренными рудами с плотной структурой и высоким содержанием сульфидов, что в итоге привело необходимости применения метода цианирования, как главного способа получения золота из руды.

Этот 1890 год стал также годом «первого бума глубоких горизонтов». До этого перспективы месторождения на глубину оценивались невысоко. Считалось невозможным продолжение рудных пластов на значительные глубины. Обычными в то время были отработки золотых руд всего на десятки метров, редко — первые сотни метров глубины. Поэтому, хотя добыча уже была весьма значительной (13,7 т в 1890 г.), общие запасы казались достаточными лишь на каких-нибудь несколько лет разработок.

Но в декабре 1889 г скважина, известная как Виллэдж Мейн, на самой окраине Йоханнесбурга подсекла рудный пласт на показавшейся огромной глубине 160 м (517 футов). С этого времени стали закладываться скважины все глубже и глубже. Сенсацией явилась скважина Ранд Дип Левелс («Глубокие горизонты Ранда»), достигшая руды на 360 м, но затем весь мир обошло известие о скважине Ранд Виктория, которая пересекла рудоносный риф на невероятной глубине в 703 м (сейчас горные выработки опустились примерно на 3800 м).

Из этого «бума глубоких горизонтов» последовало несколько выводов. Прежде всего, поскольку рудный пласт наклонен к югу, то на подобных глубинах он выйдет за пределы площади заявок (45 на 120 м). Компании, первыми оценившие это, успели тайно скупить все продолжение земельных участков к югу от выхода рифа. Затем окончательно исчезли индивидуальные владельцы участков, уступив место крупным компаниям, так как уже в то время строительство глубокого рудника требовало вложения около 650 тыс. фунтов.

Наконец, промышленники, биржевые дельцы, владельцы акций стали мечтательно подсчитывать: если рифы сохранят постоянство содержания золота в пределах блоков до глубины 300 метров… 500 метров… 1000 метров…, то общее количество золота будет стоить миллионы и миллионы фунтов.

Но открытие продолжения рифов на глубину и оценка огромных размеров месторождения в начале 1890-х годов имели еще более важные, политические, последствия, определившие окончательно судьбу взаимоотношений Трансвааля и Великобритании и приведшие к англо-бурской войне 1899—1902 гг.

На проспекторов наибольшее впечатление произвела удивительная выдержанность рифов на многие десятки километров по простиранию и на сотни метров на глубину при необычайном постоянстве их основных особенностей. Дальнейшая история длительного открытия месторождения — история поисков продолжения рифов на других участках.

Дальний Восточный Ранд в Южной Африке

Первые находки на Дальнем Восточном Ранде были сделаны уже в 1889 г в крайних его участках, прилегающих к Восточному Ранду, отделенных от него сорока километрами пустой безрудной территории в районе Найджел, оказавшейся восточным окончанием всего Ранда. Область между ними, не содержащая выходов рифов, считалась «Боксбургским перерывом» в распространении рудного пласта. В самом деле, ничто на поверхности не позволяло подозревать, что все это пространство плоской равнины заключает в своих недрах мощное и непрерывное вплоть до Найджела продолжение на глубине золотосодержащих рифов. Хитрость состояла также в том, что здесь свойственное всему протяжению Ранда широтное простирание сменялось юго-восточным и вследствие изгиба пластов рудоносной толщи они поворачивали к юго-востоку.

Южноафриканская золотая лихорадка

Успех пришел путем постепенного продвижения с помощью буровых скважин за Главным рифом по территории, считавшейся «Боксбургским перерывом». Постепенно вся область этого «перерыва» стала сплошным рудным полем Дальнего Восточного Ранда.

Рассказывают о фермере Вилеме Пранслоо, одном из тех, кто не поддался золотой лихорадке, на ферме которого нашли золото при поисках восточного продолжения Ранда. После долгих уговоров за крупную сумму его удалось убедить продать свою ферму золотодобывающей компании. Он переселился на другую ферму, но и там оказалось продолжение Ранда. После еще более трудных переговоров и за еще более крупную цену его убедили продать и эту ферму. Тогда он переселился подальше от Ранда в район Претории. И именно на его же новой ферме Том Куллинан нашел алмаз, открывший знаменитую кимберлитовую трубку «Премьер».

Начало разработок на Дальнем Восточном Ранде относится к 1914—1916 гг., т. е. через 28—30 лет после открытия Центрального Ранда. С 1950-х годов двадцать его рудников давали от трех четвертей до половины добычи всего Ранда. Прошло еще почти 20 лет, прежде чем был открыт Дальний Западный Ранд.

За это время произошли еще два крупных открытия в Южной Африке: в 1924 г — знаменитый платиновый риф Мереиского в Бушвельдском массиве севернее Претории, а в 1926 г на Атлантическом побережье в устье р. Оранжевой были найдены алмазные россыпи Александер-Бей.

От Йоханнесбурга до Претории всего около 35 км, южнее Йоханнесбурга простирается золотоносный риф крупнейшего в мире месторождения золота, а севернее Претории — одно из крупнейших месторождений платины и хрома в уникальном Бушвельдском массиве и прорывающие его алмазоносные кимберлитовые трубки с крупнейшей из них трубкой «Премьер».

В отличие от Восточного Ранда, который переходит в Дальний Восточный Ранд, западное окончание Ранда срезано сбросом, за которым все следы Главного Рифа теряются. Но геологические исследования позволяли надеяться, что между Западным Рандом и старым бурским городом, столицей треккеров Почефструмом, может находиться продолжение пород серии Витватерсранд. Но здесь к юго-западу они перекрыты мощными толщами лав и сильно обводненных доломитов. Начатую здесь в 1902 г проходку шахты пришлось прекратить из-за огромных притоков воды из доломитов, а буровая скважина, пройденная до 780 м, была оставлена, не дойдя, как потом оказалось, всего 240 м до открытия Главного Рифа.

Для поисков глубоко залегающих пластов под налегающими на них тысячеметровыми толщами необходим был другой подход. В 1930 г здесь были поставлены геофизические работы: с помощью магнитометра прослеживалось положение на глубине магнетитсодержащих тонких пластов сланцев, делящих нижний и верхний рудоносный отделы серии Витватерсранд. Определив положение на глубине поверхности этого раздела, геолог Карлтон Джонс задал буровые скважины, которые в 1932 г подсекли Главный Риф и другие рифы в районе, известном теперь как Дальний Западный Ранд. С 1934 г начали строиться первые два рудника около Вентерспоста и Вестонарии, затем — четыре рудника южнее Карлтонвилла, среди которых Вестерн Дип Левелс («Западный, глубокие горизонты»), ставший самым глубоким рудником в мире.

К этому же периоду относится открытие еще в 65 км юго-западнее Дальнего Западного Ранда семи рудников района Клерксдорп. К 50-летию Ранда и даже до последних лет Второй мировой войны после длительных и настойчивых поисков и геологических исследований размеры этого — уже тогда гигантского — месторождения казались окончательно установленными. Однако предстояли еще два крупнейших открытия, каждое из которых резко меняло представление о его значении. Если золотой Витватерсранд возник в конце прошлого века на волне золотых лихорадок, прошедших по трем континентам, то в конце второй мировой войны на волне уранового бума он приобрел второе свое значение как одно из главных урановых месторождений. В 1886 г было понято, что конгломератные рифы Ранда представляют новый тип золотоносных руд, в 1944 г стало понято, что это тип золотоуранового месторождения. Недостаточно сказать, что в нем был обнаружен уран, оказалось, что руда на золото, сам золотосодержащий цемент конгломератов является одновременно урановой рудой. Рядом с редкими микроскопическими и субмикроскопическими золотинками находятся такие же микроскопические зернышки уранинита и браннерита. Иногда даже наблюдаются срастания золота с уранинитом. Необычайная картина срастания ярких золотинок с бархатисто-черным уранинитом, наблюдаемая микроскопически, — это минералогический символ Витватерсранда.

Уран с золотом

В этих рудах в 30—50 раз больше уранинита, чем золота. Но поскольку золото во много раз более редкий элемент земной коры, чем уран, то запасы золота Ранда в десятки тысяч тонн представляют уникальное явление, а сотни тысяч тонн урана лишь одно из крупнейших месторождений. Доходы от добычи золота здесь в прошлом веке составляли примерно 90%, а от урана около 10%,

Более того, содержание урана здесь (в среднем 0,03%) в 4—7 раз меньше, чем в месторождениях США, Канады и Австралии. Однако, поскольку уран здесь добывается попутно с золотом, издержки при его получении оказываются самыми низкими. Проходка шахт и штреков, добыча миллионов тонн руды, дробление, измельчение, обработка — все это делается для извлечения золота, а уже из отходов этой добычи извлекают уран.

Витватерсранд сразу, в один год, приобрел новое звучание. Те же ранее найденные рифы, те же рудники Ранда сразу перешли в новую категорию — золото-урановых. Здесь сошлись золото и уран — два металла с самой драматической судьбой, один с шеститысячелетней историей, другой за один год превзошедший своей страшной угрозой все беды, которые приносило золото.

Уран в Витватерсранде был открыт дважды. Уже в 1915 г была обнаружена радиоактивность золотосодержащих конгломератов, которая приписывалась наличию в них следов радия. В 1923 г Р. А. Купер при минералогическом изучении концентратов обогатительных фабрик определил в них постоянное присутствие уранинита. Но в то время урановые руды в очень небольшом количестве и из очень богатых месторождений разрабатывались главным образом для получения радия, мировая потребность в котором не превышала тогда 25 г В то время уран Витватерсранда был расценен как «не имеющий практического значения».

Полная переоценка ценностей произошла через 20 лет. Создание атомной бомбы выдвинуло в число первостепенных проблем геологию урана. Все виды минеральных месторождений стали пересматриваться как возможные источники радиоактивного сырья. Тогда проф. Дж. У. Бейн из Комиссии по атомной энергии США обнаружил забытую статью Купера о нахождении уранинита в рудах крупнейшего золоторудного месторождения. Счетчик Гейгера указал на содержание урана в музейных образцах конгломератов Ранда. Секретная миссия Дж. У. Бейна и Ч. Ф. Дэвидсона, главного геолога отдела атомной энергии Великобритании, привела к оценке Витватерсранда как крупнейшего месторождения бедных урановых руд, которые, однако, рентабельно добывать попутно с золотом.

В 1952 г первый урановый завод Вест Ранд Консолидейтед Майне начал извлекать уран из четырех рудников Ранда.

Заметим, что судьба урановых руд Ранда тесно связана с судьбой его золота. Только до тех пор, пока будет продолжаться добыча золота, будет рентабельной добыча из тех же руд урана в большинстве рудников.

Оранжевое золоторудное поле

Казалось невероятным, чтобы через почти 60 лет разработки и исследования месторождения могло быть найдено не просто еще одно продолжение пластов конгломератов, но огромнейшее рудное поле того же порядка, что и Центральный,— Дальний Восточный или Дальний Западный Ранд. На этот раз открытие произошло не за Ваалем, т. е. уже не в Трансваале, а по южную сторону Вааля, в Оранжевой провинции (называющейся «Оранжевое свободное государство», как во времена бурских республик).

Как у всех открытий в Витватерсранде, здесь была ранняя предыстория, длительные безуспешные и разорительные поиски, прежде чем пришел успех.

Здесь на бескрайней равнине, покрытой степными травами или посадками кукурузы, почти не было выходов пород, а рудные пласты перекрыты мощными толщами лавовых потоков серии Вентерсдорп. Хотя геолог А. С. Сойер уже в 1907 г пришел к выводу о распространении конгломератов серии Витватерсранд к югу от Вааля и сделал сообщение о «новом золоторудном Ранде в Оранжевой провинции», закладывавшиеся им в течение нескольких лет буровые скважины так и не вышли за пределы лав Вентерсдорпа.

Затем в 1932 г два энтузиаста, далеких от геологии и рудного дела, поверенный 3. Джекобсон и зубной техник Аллан Роберте (его именем назван город Алланридж в верхней части Оранжевого рудного поля) вместе с проспектором А. Мегсоном, работавшим еще с Сойером, загорелись идеей найти «новый Ранд в Оранжевой». Начатое ими в октябре 1933 г бурение на ферме Ааденк, около Одендалсрюса, длилось бесконечные месяцы, и скважина все не выходила из твердых зеленых лав Вентерсдорпа, пока в феврале 1935 г при глубине 1220 м у компаньонов не кончились средства.

Добыча золота в шахтах Южной Африки

В 1939 г после многих безуспешных попыток скважина на ферме Сент Элена там же, около Одендалсрюса, подсекла рудоносный Базальный риф. Начавшаяся вторая мировая война вызвала прекращение всех этих поисковых работ.

Только после окончания войны, через 11 лет после того, как скважина Ааденка была остановлена, бурение решили продолжить, и всего через 120 м скважина вошла в рудное тело. В первые послевоенные годы в этом районе была предпринята обширнейшая программа бурения. В поясе от Вааля к Вирджинии на расстоянии около 140 км было пробурено 480 скважин. 16 апреля 1946 г было официально объявлено, что скважина Гедульд №1 подсекла Базальный риф и опробование показало очень высокое содержание золота. Это вызвало самый длительный и самый лихорадочный бум на лондонской и других биржах, где продажа акций Оранжевого золоторудного поля превысила все рекорды. Это рудное поле протянулось на 70 км от Алланриджа через Одендалсрюс, Велком до Вирджинии и разрабатывается рудными компаниями двенадцати рудников.

Отсюда до Йоханнесбурга более 220 км, до Клерксдорпа 100 км безрудного пространства, и равнинное плато Оранжевой далеко от «хребта белых вод». Однако, поскольку рудные горизонты всех этих полей относятся к тем же сериям пород, объединены общностью состава, строения и происхождения. Оранжевое рудное поле, как и Клерксдорп, Дальний Западный Ранд, Центральный Ранд, Дальний Восточный Ранд, разделенные иногда десятками километров пустого пространства, следует считать частями одного месторождения — Витватерсранд, имея в виду под этим названием не хребет где первоначально оно было найдено, а серию пород, включающих конгломератовые рифы, обозначенную как серия Витватерсранд по названию хребта, но продолжающуюся в виде выдержанного пласта на огромной территории по обе стороны Вааля.

Но и это была не последняя находка. В 1950-е годы в 200 км восточнее Йоханнесбурга, через 45 км безрудного пространства от окраин Дальнего Восточного Ранда, было найдено рудное поле Эвандер, «очень дальний восточный Ранд», где с 1955—1959 гг. стали давать продукцию три новых рудника. Наконец, следует сказать, что, помимо золота и урана, из рудных концентратов извлекается до 240 кг в год редчайших минералов — природных сплавов самых тяжелых металлов осмия и иридия, а также немного мелких (до одного карата) алмазов. Пирит, входящий в состав цемента конгломератов, выделяется для получения серной кислоты, используемой здесь же при переработке руд.

Геологическое происхождение Витватерсранда

События протерозойского времени, приведшие к образованию этого месторождения, разворачиваются перед нами как одна из самых грандиозных картин геологической природы:

  • истоки ее — в архее, около 3 млрд лет назад;
  • становление рудовмещающей толщи — в верхах раннего протерозоя, около 2 млрд лет назад;
  • метаморфизм руд — в середине рифея, около миллиарда лет назад.

Очень многое из того, что происходило здесь в столь отдаленные времена, в течение столь длительных периодов, удалось восстановить, удалось объяснить главные черты происхождения месторождения. Сейчас оно представляется как древняя россыпь, погребенная и метаморфизованная.

В конгломератовых рифах Ранда прежде всего бросается в глаза кварцевая галька, стерильная в своей белизне, голубизне, иногда дымчатости — это галька — почти только кварцевая, размером около 2 см, совершенно безрудная и даже бессульфидная, не кварциты и не кварц из гранитов, а окатанные обломки безрудных кварцевых жил. Эти гальки заполняют 70—80% породы и погружены в цемент, также преимущественно кварцевого состава — из мелких сцементированных песчинок — с чешуйками серицита, хлорита, пирофиллита, иногда с видимым пиритом.

И лишь совсем незначительная часть цемента сложена мельчайшими рудными зернами более семидесяти минеральных видов. Все захватывающее минералогическое богатство цемента раскрывается при микроскопических наблюдениях. Здесь мельчайшие, в тысячные доли миллиметра, темно-желтые высокопробные золотинки, такой же мельчайший черный уранинит, урановая смолка, браннерит (титанат урана), углеводороды с ураном и торием (тухолит), странного зеленоватого цвета мелкие алмазы, окраска которых вызвана облучением ураном, редкие минералы осмия, иридия, рутения, платины, «пиритовая дробь» из округлых зерен размером от 0,5 мм до 2—3 мм и множество различных более редких минералов.

Основной спорный вопрос происхождения всего месторождения — это вопрос об образовании этих рудных минералов цемента: обломочные ли это минералы, попавшие в россыпи из разрушенных более древних пород, или гидротермальные, возникшие из глубинных рудоносных растворов, распространившихся по более проницаемым кварцево-галечным конгломератам. Труднее всего было представить сохранение в россыпях легко окисляемых пирита и уранинита, тем более в мельчайших зернах. Но особенности раннепротерозойской эпохи допускают это, поскольку в это безжизненное время с пустынной сушей атмосфера была бескислородной, восстановительной. Решить спор могли бы изотопные определения абсолютного возраста: является ли он более древним, чем конгломераты, сохранившимся при разрушении архейских гранитов, или образовался после затвердевания и погружения конгломератов. Но результаты измерений неоднозначны вследствие того что более поздний вынос радиогенного свинца нарушает соотношение изотопов. По-видимому, полученные значения в 2,7 млрд лет отвечают возрасту уранового оруденения Витватерсранда, а другие определения около двух и одного млрд лет указывают на неоднократный последующий метаморфизм руд.

Геология Витватерсранда

Присутствие хлорита, серицита, пирофиллита соответствует метаморфизму фации зеленых сланцев. Микроскопические наблюдения выявляют наряду с обломочным обликом алмазов, монацита, циркона, осмия-иридия и т. д. сложную историю золота, претерпевшего неоднократную перекристаллизацию, присутствующего часто в виде срастаний с пиритом, уранинитом, столбчатым тухолитом, наличие вторичных урановых минералов, замещающих уранинит, множества других метаморфогенных и гидротермальных (сульфидных) минералов. Сохранившиеся в некоторых из вторичных минералов жидкие включения реликтовых протерозойских растворов указывают на высокую температуру их образования.

Заставляет задуматься и положение этих конгломератов во вмещающей их толще. Это не один пласт рудоносных конгломератов, а около двадцати пластов, находящихся не в одной какой-либо свите, а залегающих на всем протяжении ранне- и среднепротерозойской толщи, от самой нижней ее системы, включающей Доминион-Риф, располагающейся несогласно на архейских гранитах и гнейсах, до самой верхней ее системы, называемой Трансвааль и включающей Блэк-Риф (Черный Риф), выше которой здесь только одна верхнепротерозойская система Ватерсберг и далее уже палеозой. Главной рудоносной, содержащей наибольшее число наиболее богатых рифов, является система Витватерсранд, подразделяемая на нижний и верхний отделы, которые далее разделяются на свиты, свиты — на горизонты, горизонты — на пачки и пласты, среди которых и выделяются «рифы». Свиты обычно называются по названию важнейших входящих в них рифов. Самыми важными являются Мейн-Риф и Берд-Риф, входящие в свиту Мейн-Берд.

Поразительно, что на протяжении, может быть, сотен миллионов лет, когда отлагались осадки почти всего протерозоя в этой части Африки, все время повторялись с неизменностью эти крайне специфические, неповторимые в последующие эпохи, условия образования металлоносных галечно-песчаных россыпей, превратившихся в конгломераты — рифы. Эта классическая простота миллионнолетних гигантских ритмов наступающего и отступающего моря, прогибаний и поднятий пустынной суши, на которой не было ни единого растения, ни единого существа, проявилась в чередовании конгломератов, кварцитов, сланцев, лавовых потоков, составляющих толщу более 10 тыс. м мощности. Как только отступало море, образовывались рудоносные конгломераты. И все это время должны были осуществляться особые условия накопления одновременно крупногалечных конгломератов и чрезвычайно тонкозернистых руд, должен был сохраняться разрушаемый прибоем, волнениями и течением не просто источник россыпных минералов, а целый набор месторождений или пород, одни из которых дали золото, другие — уранинит, третьи — осмий-иридий, алмазы, пирит, наконец, должны были существовать крупнейшие безрудные кварцевые жилы. И все это происходило не в масштабах погребенной речной россыпи, а на огромной площади в сотни квадратных километров, в пластах, созданных прибрежными морскими россыпями, дельтами и руслами палеорек, осадками периодически затопляемой равнины.

Это своеобразное, длительное, случившееся только в одну протерозойскую эпоху явление повторялось в виде таких же золото-урановых конгломератов на разных континентах — в Канаде, где образовалось крупнейшее урановое месторождение Блайнд-Ривер с непромышленным золотом, в меньших размерах в Бразилии (в Серра-де-Жакобина), в Финляндии, Австралии, Гане.

Для поисков продолжения рудных полей и оценки перспектив Ранда важно было определить, как распространяются рифы, почему они прерываются, до каких пор можно надеяться на их продолжение в глубину и за пределы нынешнего Ранда. Пласты конгломератов простирались бы ровно и горизонтально, ограничиваясь лишь размерами древнего внутреннего моря, если бы их отложение и последующие тектонические воздействия не привели к сложнейшему строению месторождения.

Древний рельеф дна и прибрежной равнины, выходы архейских гранитных куполов, затем перерывы в осадконакоплении, размывы пластов древними реками, образование мощных древних дельт, разрушение пород эрозией с возникновением мощных кор выветривания — все это влияло на строение осадочной толщи. Затем последовало образование крупной синклинали, ось которой проходит от Центрального Ранда до Ранда в Оранжевой провинции. Эта многослойная чаша пород с крутым падением верхних частей пластов, выполаживающихся с глубиной, осложнена более мелкой складчатостью, разбита сбросами, сдвигами, надвигами, верхние части оказались смытыми, нижние, сброшенные, погружены на очень большие глубины. Поэтому от этой чаши сохранились лишь осколки, составляющие рудные поля, разделенные обширными промежутками.

Золото Ранда — сокровищница ЮАР

То, что золото — товар, который надо произвести и продать с прибылью, отчетливее всего проявляется на примере Витватерсранда. Это не намытый в лотке золотой песок, не самородки, найденные удачливым старателем, не «бонанцы», «рудные столбы», «ураганные» пробы, не быстротечные находки богатейших, но преходящих месторождений, не игра случая, не рулетка со случайным незаработанным выигрышем, не удача в поисковой лотерее, где выигрыш одного получается за счет труда и неудач многих.

Золото ЮАР

Витватерсранд — это завод по производству золота, предприятие, действующее уже почти 130 лет и которое долго еще будет действовать. Здесь добываются сотни тонн золота и никаких золотых лихорадок, кроме биржевых и валютных. Золото не вызывает радости находки и удачи, здесь добывают золотую руду, как руду на железо, медь, уран и другие металлы.

Здесь невидимое золото конгломератовых рифов превращается неалхимическим путем в темно-желтые золотые слитки подвалов Резервного банка. Все определяет здесь соотношение издержек добычи и мировых цен на золото, разница составляет прибыль, присваиваемую владельцами и акционерами золотодобывающих компаний, банками, казной государства.

Но золото — особый товар, связанный особыми отношениями с деньгами, которыми товар оплачивается. В условиях существования золотого стандарта (до 1932 г., с временным отказом от него в 1919—1925 гг.) золото имело постоянную, строго зафиксированную цену: 85 шиллингов за унцию чистого золота на лондонском рынке. В этом случае прибыли золотодобывающих компаний целиком определялись размерами издержек производства золота. «Рыночная конъюнктура» — исключалась как фактор, влияющий на их прибыли. Так, выручка за унцию проданного золота составляла в 1932 г равнялась 85 шиллингам, а издержки были — 60 шиллингов, в результате прибыль на одну унцию равнялась 25 шиллингам.

При добыче 360 т, т. е. 11,5 млн унций, прибыль составляла около 14 млн фунтов стерлингов. При фиксированной цене на золото инфляция, вызывавшая рост издержек, уменьшала прибыли. Наоборот, мировой кризис 1929—1932 гг., понизив стоимость материалов и рабочей силы, способствовал уменьшению издержек и тем самым такому парадоксальному явлению, как рост прибылей золотодобывающих компаний в кризисные годы.

После отказа от золотого стандарта и отмены фиксированной цены на золото эта цена стала почти непрерывно расти: 154 шиллинга в 1939 г., 168 шиллингов — в 1939—1944 гг., 172 шиллинга в 1946—1949 гг., более 248 шиллингов — в 1949—1953 гг. При этом хотя сопровождавшая этот рост инфляция и способствовала росту издержек, но рост цены на золото и соответственно прибылей золотых рудников значительно опережал увеличение издержек. Так, в 1952 г при издержках добычи унции золота в 181 шиллинг, цене 248 шиллингов, прибыль на унцию составляла 67 шиллингов. При Добыче 367,5 т, или 11,8 млн унций золота, прибыль возросла до 38,8 млн Фунтов стерлингов (все расчеты, связанные с золотом, в те времена велись в английских фунтах и шиллингах).

После того как британский доминион Южно-Африканский Союз в 1961 г вышел из состава распавшейся британской империи и стал Южно-Африканской Республикой, цена золота стала исчисляться в рандах (денежной единице ЮАР, названной в честь всемогущего для нее Витватерсранда, равной примерно 1,20 доллара США), а на мировом рынке преимущественно в долларах.

Главным компонентом издержек на рудниках Ранда всегда была заработная плата. Использование исключительно дешевого труда африканцев представляло основной способ снижения издержек добычи и повышения прибылей.

Африканцы составляют около 80% общего числа рабочих. В 1936 г зарплата «черных» горняков была в 10 раз меньше зарплаты «белых» горняков, в 14 раз меньше зарплаты рабочих на канадских золотых рудниках; в 1970-е годы она стала в 20 раз меньше.

Разница между 360,8 ранд в месяц, получаемых «белыми», и 18,3 ранда «черных», помноженная на 250000 рабочих, в год превышает миллиард рандов. Вот где источник прибыли золотой промышленности ЮАР. Золото Ранда — это украденный труд сотен тысяч африканцев, работающих на предельных глубинах, при едва переносимой температуре и влажности, в кварцевой пыли и пыли урановых руд.

В отличие от всех других золоторудных месторождений, проявлявших себя отдельными вспышками добычи, Витватерсранд на протяжении почти ста лет, всей новейшей истории золота, всей эпохи становления и развития монополистического капитализма, являлся главным и постоянным источником поступления золота в каналы мировой валютно-финансовой системы.

Золото Ранда и Британская империя: Британская империя, пока она существовала, была почти монопольным поставщиком золота на мировой рынок, главным источником его был Южно-Африканский Союз (наряду с бывшими частями империи: Канадой, Австралией, Индией, Золотым Берегом, Родезией).

Золото Ранда и США: после первой мировой войны США стали почти монопольным покупателем южноафриканского золота, большая часть золотых запасов США была из рудников Ранда.

Южноафриканское золото способствовало возможности более длительного сохранения золотого стандарта и золотого обеспечения валют, отход от которых породил далекоидущие тенденции в денежной системе развитых стран.

ВАШЕ МНЕНИЕ?

Пожалуйста, напишите свой комментарий!
Please enter your name here